Георгий Гречко

 

Фрагмент интервью корреспонденту газеты «Гудок» Любови Холодовой

 

Я встретился с Казанцевым в детстве...

 

- Расскажите о своем знакомстве с Александром Петровичем Казанцевым.

- Я с ним встретился как с замечательным писателем еще в детстве. И его рассказ «Взрыв» в «Технике молодежи», собственно, определил, в некоторой степени, мою судьбу. Будучи то ли школьником, то ли студентом, я сказал, что пойду в тайгу, и буду участвовать в разгадке тайны этого явления. Того, что сегодня условно называется тунгусским метеоритом. Тогда я планировал, как спускаться на плоту по Подкаменной Тунгуске. И в шестидесятом, или шестьдесят первом, мне удалось реализовать то, что задумал еще в школе. В Подлипках, у Королева, организовали таки экспедицию на место взрыва. На свои деньги. Конечно, сильно помог Королев - дал консервов и вертолет. И там мы работали месяц. Исследовали, бурили это болото. Распространённой была гипотеза, что в болото упал метеорит. Вырубали деревья 1908 года и сжигали, чтобы золу потом исследовать. До сих пор у меня дома есть два спила деревьев, которые устояли после взрыва в самом эпицентре. Стало ясно, что взрыв был действительно в атмосфере, потому что дерево, стоящее в эпицентре, устояло, а все сучья с него оборвало. То есть, явно, что волна пришла сверху, а деревья, что стояли по бокам, были выворочены с корнем. Хорошо, что мы тогда там побывали - когда я ездил в девяностом году, то деревья сгнили, все поросло травой, а тогда это все было еще чистое.

Во многом именно Казанцев «виноват» в том, что я стал космонавтом, его «Пылающий остров», а особенно - его вторая редакция, где появилась женщина с корабля, конечно, звал вперед. А его рассказ, в который вплетены шахматы, привёл меня во Дворец пионеров, в шахматный кружок. Я даже на первенство Ленинграда играл. Так что, стремление к новому, неизведанному, стремление быть честным, верным, это все благодаря таким писателям, как Казанцев. В этом его значение. То, что мы потом встретились лично, не имеет большого значения. Я воспитывался на его произведениях и как космонавт, и как человек. Это и есть главное. Не будь его романов, его рассказов, я бы, наверное, вырос другим человеком. На его книгах я воспитывался, и его гипотезу проверял, сам лично кормил комаров, ходил по болоту, где ноги все время проваливались... Встретил там много таких же энтузиастов, как сам. Даже теперь иногда говорю - хорошо, что до сих пор не раскрыта тайна тунгусского взрыва - туда, в тайгу, едут хорошие люди, встречаются, растут. Там души формируются, а если узнают, что же там произошло, то ездить перестанут.

Да и сама жизнь Казанцева, это пример для других. Дожить до таких лет и продолжать творческую жизнь - просто невероятно! Я потрясен, что в такие годы сохраняется ясность ума, такой талант творческий, безумное количество творческих планов. Я не знаю больше таких писателей. Чтобы до таких лет сохранить талант, силы духовные, потому что силы физические хочешь - не хочешь уходят. Это человек, который сам жил и других звал. И в этом я вижу, хотите, всечеловеческую роль, хотите — всемирную роль. Ведь построить космический корабль, это можно, современная техника позволяет, на Марс полететь можно. Но попробуйте воспитать человека искреннего, творческого, волевого, когда на улице, в школе бог знает что творится, когда книги на прилавках полны убийством и кровью, когда за один фильм убивают десятки людей, то есть, когда против молодого еще не оформившегося юношу обрушивается столько грязи, а против родители уже ничего сделать не могут, потому что то, что они говорят, полностью противоречит тому, что молодой человек видит. И выступает как рыцарь, писатель и учит добру, творчеству, верности, любви. Вот Стругацкие, описывая будущее, пишут, что в будущем самая престижная профессия, это воспитатель. Но воспитатель у них воспитывает десять человек, а Казанцев воспитывал тысячи и десятки тысяч.

Мне очень нравятся его идеи. Например: что якобы летают летающие тарелки, якобы там бегает снежный человек. И вот он предлагает такую идею в результате, что есть настоящее, будущее и прошлое, и что всё это существует параллельно. И тогда случайно на параллельных курсах из будущего вываливаются тарелки, а из прошлого снежный человек. Гениальная идея! В ней острота ума, неординарное мышление.

Он еще и композитор был шахматный! Это может показаться лишним. Вот Эйнштейн теорию относительности создал, и мог больше ничего не делать. Двадцать лет бился над общей теорией поля, но не получилось. Так и Казанцев, воспитывая людей на своих произведениях, казалось бы, от него ничего больше не требуется, а он еще вел активную жизнь. Он, наверное, еще многое сделал, чего я не знаю. Я согласен со Стругацким, что самый нужный сейчас обществу человек, это воспитатель.

Я очень ему благодарен за его творчество, за его ум, его талант, потому что таких, как я, он воспитал если не миллионы, то уж тысячи, это точно.

Из крупнейших писателей, артистов я знаю Казанцева, я знаю артиста Евгения Лебедева из БДТ, английского писателя, Грема Грина, которые не только не мельче своих героев, а еще больше, потому что, как правило, это бывает наоборот. Потому что, вы знаете, если мы копнём наших писателей, элиту писательскую, там столько всего - друг друга подсиживали, сдавали друг друга, как друг на друга писали, как приветствовали, когда другого арестовывали. Часто крупные писатели делали мелкие гадости. Сейчас это всплывает, все становится известным. Но Казанцев, Грим, Лебедев - можно, наверное, ещё нескольких человек назвать, они как в своей театральной жизни были героями, как в своих романах были героями, они и сами были такими же.

Таких писателей - единицы на тысячи. Что тут ещё можно добавить?

 

Газета «Гудок», №3, 2002.

Фрагмент интервью корреспонденту газеты «Гудок» Любови Холодовой