Юрий Грибов

«Красная звезда», 1996

  

 

Он заглянул в глаза Вселенной

В Переделкине, на улице, при­мыкающей вплотную к лесу, всегда в одно и то же время можно видеть медленно шагаю­щего человека. Он идет как-то отрешенно, словно бы никого не видя вокруг. У него седая голова, белая как снег бородка венич­ком, которую он держит чуть приподнятой, отчего взгляд его кажется задумчивым и загадоч­ным, даже несколько дерзким. Его здесь все давно уже знают, в том числе и дети, издалека, ува­жительно с ним здороваются, уступают дорогу. И только при­езжие, особенно из молодых, об­ратив внимание на его броскую внешность, спрашивают, кто это такой.

- Это же писатель Казанцев! Александр Петрович! - напере­бой и с гордостью начнут объяс­нять переделкинцы. - И, между прочим, не простой писатель, а фантаст! «Лунную дорогу» чи­тали? А «Дар Каиссы»? «Купол надежды»? «Гость из космоса»? У Казанцева десятка два научно-фантастических романов и пове­стей! Ему девяносто лет, а он продолжает писать. Да еще как! Дай Бог каждому!..

Почитатели творчества Каза­нцева не преувеличивают: Алек­сандр Петрович работает, пожа­луй, как и в молодые годы. У него только что вышел новый роман «Озарение Нострада­муса», в котором писатель глу­боко проследил жизнь этого зна­менитого средневекового ме­дика, астролога и предсказателя, высказал свои гипотезы.

Известно, что далеко не каж­дый литератор может быть фан­тастом. Для этого нужны особый склад ума, знание точных наук, инженерного дела. Да не только в объеме школы или института, а на уровне кандидата, доктора или даже академика. Известно, что далеко не каж­дый литератор может быть фан­тастом. Для этого нужны особый склад ума, знание точных наук, инженерного дела. Да не только в объеме школы или института, а на уровне кандидата, доктора или даже академика. Конечно, речь идет о настоящих талантли­вых фантастах, которые своим разумом и емким образным сло­вом умеют пронизать грядущее, заглянуть в самые далекие дали Вселенной.

Всеми этими необходимыми качествами Александр Казанцев, на мой взгляд, обладает сполна: он и предмет знает досконально, и пишет хорошо. Взяв в руки его книгу, с первых же страниц под­ружишься с ней, унесешься вме­сте с автором в захватывающие миры, узнаешь много нового и увлекательного, полезного. Фан­тастика Казанцева научная, она не просто чтиво, с которым коро­тают время в самолетах и поез­дах, а подлинная литература, за­ставляющая думать, дерзать, стремиться к прекрас­ному.

Родился Александр Петрович в Акмолин­ске в купеческой семье, закончил Том­ский технологический институт. Еще студен­том он заметно проя­вил себя по всем пред­метам, получил дип­лом с отличием и был послан на Урал глав­ным механиком на Белорецкий металлурги­ческий комбинат.

Молодой инженер, и вдруг такая долж­ность! Сначала к нему осторожно пригляды­вались: как бы этот шустрый парень дров не наломал. Но вскоре дирекция убедилась, что голова у инженера Казанцева набита нужными конкретными идеями, которые он не в ущерб своей ос­новной работе стал быстро воп­лощать в дело. Используя элек­тромагнит, Казанцев усовершен­ствовал ход тележек к доменным печам. А потом изобрел электро­пушку. И на своем комбинате сделал ее модель. Все ходили смотреть, как пушка действует. Об этом изобретении загово­рили в городе. И вдруг теле­грамма из Москвы, от самого то­варища Орджоникидзе: глав­ному механику Казанцеву немед­ленно явиться в наркомат!

Пушка молодого инженера оказалась секретной. Казанцев познакомился не только с нарко­мом Орджоникидзе, но и с его за­мом Бухариным, с Буденным. Казанцева оставили в Москве, дали трехкомнатную квартиру. По тем временам это было не­слыханным. Талант Казанцева оценили, хватку... Так Александр Петрович стал москвичом. Рабо­тал он в закрытом заведении. И помаленьку начал заниматься литературой. Ему хотелось вы­плеснуть свои мысли на бумагу, создать живые образы, заглянуть в туманные мирозданья. Он на­писал киносценарий «Аренида», который на конкурсе получил высшую премию. И вскоре еще одна радость: его зазвал к себе Петр Леонидович Капица и ска­зал:

- Голубчик, вам надо за роман садиться!

Благословение такого автори­тетного ученого вдохновило Ка­занцева. И перед самой войной он успел издать свой первый научно-фантастический роман «Пылающий остров». После этой интересной книги писа­тели-фантасты признали нового бойца, приняли Казанцева в свой узкий профессиональный круг.

А на войну, как только она на­чалась, Александр Петрович по­просился добровольно. Сначала служил в саперном батальоне помпотехом в капитанском зва­нии. Стоял батальон под Серпуховым. И здесь, во фронтовой обстановке, Казанцев ухитрялся заниматься изобретательством. Используя, как и раньше, элек­тромагнит, он с помощью своих солдат изготовил подвижную танкетку с огнеметом, которая преодолевала все воронки и ямы и успешно разила врага.

Александр Петрович не остановился на достигнутом, усовершенствовал свое детище, кото­рое стали называть «торпедами Казанцева». В сорок втором году эти «торпеды» на Крымском фронте при личном участии изо­бретателя уничтожили девять немецких танков. Майор Каза­нцев сразу, минуя одну ступень, получил звание полковника и ор­ден. С фронта его как редкого специалиста отозвали, служил он до самой Победы в высших московских штабах.

А в сорок шестом, после пяти­летнего перерыва, у Казанцева выходит роман «Арктический мост». А потом почти ежегодно или с небольшими перерывами радует он читателей книгами «Мол Северный», «Льды возвра­щаются», «Подводное солнце», «Сильнее времени», «Острие шпаги» - роман о Магистре Прав, Чисел и Поэзии...

Немало сделал Александр Пе­трович для подрастающего по­коления. Многие юные техники, будущие летчики и космонавты обязаны ему зажженной в их ду­шах искрой дерзаний, смелой мечты. И святому чувству пат­риотизма.

В начале этой осени, часто бы­вая в Переделкине, я перестал видеть знакомую фигуру Каза­нцева.

- А он на московскую квартиру переехал - подсказали мне, -. Старик приболел -малость …

Я позвонил ему, и Александр Петрович пригласил меня в го­сти. Первое, что я увидел в его ка­бинете, - это Вечный двигатель. Он работал, этот двигатель. А я еще со школы знал, что Вечный двигатель - это просто мечта.

- Как же так? Почему он рабо­тает?

- Там вмонтирована маленькая батарейка, - улыбнулся Алек­сандр Петрович. - Эту игрушку мне внучка из Америки при­везла.

Все полки в его кабинете заставлены сувенирами. На вид­ном месте - фигуры в скафан­драх. Им четыре тысячи лет. Это подарок из Японии.

- Александр Петрович, ведь эти фигурки похожи на наших космонавтов. Это что же выхо­дит? Даже спрашивать страшно...

- Да, пришельцев из Вселен­ной отрицать нельзя. Над этим я сейчас как раз и размышляю.

Александр Петрович не только написал много книг, но и вырастил большую семью. У него две дочери, два сына, восемь внуков и четыре правнука. Старшая дочь Нина Алексан­дровна награждена орденом Ле­нина, она работала у Курчатова. Младшая дочь, Елена - химик, сын Олег - капитан первого ранга, второй сын Никита - ин­женер-электромеханик.

У нас по Переделкину шла молва, что Казанцев опытный шахматист, он, дескать, даже профессора Куницына обыгры­вает. Но то, что у него золотая медаль Олимпийского чемпиона по шахматам, я не знал и не слы­шал.

- Вот она, эта медаль, - говорит Александр Петрович, - уж похва­люсь на старости лет. Я ее полу­чил в Израиле в 1964 году. Тогда там шахматные игры проходили.

Меня так и подмывало спро­сить об образе жизни писателя: девяносто лет все-таки, а выгля­дит он куда моложе. Но Алек­сандр Петрович, как бы отгадав мои мысли, сказал:

- Живу скромно. Ем все, что жена приготовит. Никогда не курил, зарядку по утрам делаю, хо­лодной водой обливаюсь.

- А насчет рюмочки как, Александр Петрович?

- Далеко не чемпион. Работе это мешает, а я всегда работаю!

С завистью покидал я старого писателя, который всегда рабо­тает. Всем бы нам так же вот жить и работать. И так же слу­жить Отечеству.

 

Юрий ГРИБОВ, «Красная звезда»