«В мире книг». № 7, 1985

Александр Колпаков

ФАНТАСТИЧЕСКАЯ СУДЬБА

ФАНТАСТИЧЕСКИХ КНИГ

Второе дыхание

 

Автор широко известных научно-фантастических романов, младший современник А. Толстого и А. Беляева — зачинателей советской фантастики, Александр Петрович Казанцев пришел в литературу в 1936 году — и вот уже почти полвека неутомимо трудится в избранном жанре.

Прежде чем написать свою первую книгу, Казанцев закончил Томский политехнический институт, работал главным механиком Белорецкого металлургического комбината. По призванию он всегда был изобретателем, остается им и по сию пору. Еще в институте Казанцев ломал голову над «бегущим» магнитным полем, увлекающим вдоль специальной дороги вагоны, в 1930 году, работая в Белорецке, сконструировал модель электрической катапульты, способной послать снаряд или аппарат на тысячи километров... Летом 1931 года молодого механика с Урала принимают Серго Орджоникидзе и М. Н. Тухачевский. Изобретателя просят показать действие его модели. К сожалению, изобретение, высоко оцененное Орджоникидзе и Тухачевским, невозможно было сразу внедрить в практику: для одного — только одного! — «выстрела» электромагнитной катапульты нужна была мощность, равная миллионам киловатт электроэнергии. Для этого в то время не хватило бы всей энерговооруженности молодой Страны Советов. Казанцева переводят в Подмосковье, где на заводе № 8 организуется специальная лаборатория во главе с недавним студентом.

Изобретатель обращается за помощью к академику А. Ф. Иоффе, который разрабатывал в это время теорию тонкослойной изоляции, мечтая о конденсаторе размером со спичечный коробок, аккумулирующем огромные запасы энергии. Казанцев надеялся применить «карманный Днепрогэс» в электромагнитной катапульте. Однако, гипотеза Иоффе не подтвердилась на практике. Зато академик в ходе опытов открыл нечто совершенно новое — явление полупроводимости. Мы знаем теперь: полупроводники Иоффе означали переворот в электротехнике XX века!

Именно работа над катапультой открыла Казанцеву путь в литературу. Академик Иоффе рассказал о фантасте-изобретателе директору ленинградского Дома ученых И. С. Шапиро, и тот предложил молодому ученому написать в соавторстве научно-фантастический сценарий на тему его изобретения. В феврале 1936 года киносценарий под названием «Аренида» получил высшую премию на Международном конкурсе, организованном Домами ученых Москвы и Ленинграда при участии «Межрабпомфильма». В сценарии речь шла о том, что некое космическое тело — Аренида — летит из космоса к Земле. Столкновение грозит человечеству катастрофой. Западный мир оказывается во власти панического ужаса, экономического хаоса, разгула самых низменных страстей, поднимается волна преступности, насилий. Лишь Советский Союз противостоит всеобщей дезорганизации. Мобилизуются все энергетические ресурсы, знания и усилия рабочего класса, интеллигенции. В короткий срок создаются гигантские катапульты, стреляющие «снарядами» — соленоидами, погруженными в жидкий гелий. В магнитном поле соленоидов таится огромная энергия, и она распыляет Арениду на рой осколков, сгорающих в верхних слоях земной атмосферы. Человечество избавлено от гибели.

Сценарий был напечатан в газете «Ленинградская правда». Тогда ни сам автор, ни его знакомые не подозревали еще, что публикация «Арениды» станет первой, опорной, ступенькой «творческой лестницы» писателя Казанцева. Уже в следующем, 1937 году, киносценарий прочли в Москве редакторы Детгиза Н. А. Абрамов и К. К. Андреев. Они разыскали начинающего автора и спросили: «Сможете написать для нас роман на основе «Арениды»?» Казанцев ответил согласием.

Каждую неделю, в условленный день он приносил Андрееву очередную главу. И спустя год роман под тем же названием «Аренида» был завершен. Казалось бы, победа? Нет. В начале 1938 года появляется в «Правде» статья первого 1-секретаря ЦК ВЛКСМ А. В. Косарева. В ней говорится о неблаговидных проделках сектантов: воспользовавшись публикацией в «Ленинградской правде», сектантские «пастыри» возвестили «пастве» о близком «конце света». На Землю, мол, падает «небесный камень» громадных размеров. Подогревая атмосферу страха и уныния, шарлатаны от религии заставляли верующих отказываться от имущества и других материальных благ, а сами втихомолку прибирали к рукам деньги, вещи, драгоценности обманутых людей.

В такой обстановке Казанцев не счел возможным выступать с романом о столкновении космических тел. Однако нашел в себе силы переписать книгу. Был найден приемлемый сюжет: исключив мотив «конца света», писатель изобразил панику и хаос в странах Запада из-за грозящей миру катастрофы, вызванной не космическими силами, а безумными действиями западных политических деятелей и военно-промышленных магнатов Казанцев предупреждал: в своекорыстных, преступных целях капиталисты будут стремиться использовать последние достижения научно-технической мысли. В романе это было открытие реакции горения азота в атмосферном воздухе с образованием шестого окисла химического элемента. Он возможен теоретически, но еще не получен. «Азотный пожар» выходит из-под контроля, грозит испепелить не только «большевиков» (против которых направлен), но и всех людей вообще. Таким образом, сам сюжет стал у автора реализованной метафорой.

В течение двух лет (1939 — 1940) роман изо дня в день печатался в «Пионерской правде». Им зачитывались школьники и взрослые. Редакцией и автором были получены тысячи читательских писем и благодарственных отзывов. Многие из тогдашних поклонников жанра научной фантастики, ставшие ныне крупными учеными, выдающимися инженерами, признавались, что в юные годы буквально зачитывались «Пылающим островом», и роман сыграл не последнюю роль в выборе их жизненного пути...

Вспомним также слова крупного советского фантаста, автора знаменитой «Туманности Андромеды» — Ивана Антоновича Ефремова. В своем предисловии к изданию «Пылающего острова» в 1962 году он писал: «В те времена, когда ученые казались... безобидными чудаками, когда грозное могущество науки еще было скрыто в ее глубинах, Александр Казанцев предвидел ту смертельную опасность, которую может принести миру убийственная сила». Сила оружия, выходящего из-под контроля... Ефремов писал эти строки, еще не подозревая о появлении в будущем ядерных монстров» — крылатых ракет, «першингов», подводных ракетоносцев, разделяющихся боеголовок с лазерным наведением. Все это способно в считанные дни «распылить» органическую жизнь на Земле, вызвать глобальное оледенение, выжечь весь кислород атмосферы.

В 1941 году, накануне войны с гитлеризмом, роман вышел отдельным изданием в Детгизе. Отшумела Великая Отечественная... Именно в послевоенный период «Пылающий остров» приобрел мировую известность. И немалую роль в этом сыграли новые введенные в сюжет романа главы. Речь в них шла о загадке XX века — тунгусском метеорите.

В 1945 году полковник Казанцев возвращался с фронта, где был уполномоченным Государственного комитета обороны при 26-й армии. Его путь пролегал через Вену, Румынию, Бессарабию. По пути на родину его настигло известие о том, что американцы взорвали над Хиросимой и Нагасаки атомные бомбы огромной разрушительной силы. Чудовищные подробности взрывов оживили в памяти писателя-фантаста картину падения небесного гостя в районе Подкаменной Тунгуски; всего 20 лет назад, будучи студентом в Томске, он внимательно вчитывался в сообщения о тунгусской сенсации. В Москве Казанцев попросил Сейсмологический институт АН СССР сопоставить сейсмограммы тунгусского взрыва с таковыми же для атомных бомб. И они оказались похожими, как близнецы! То же самое подтвердили академики И. Е. Тамм, Л. В. Ландау, П. Л. Капица. Воодушевленный этим, Казанцев в январе 1946 года публикует рассказ-гипотезу «Взрыв» (журнал «Вокруг света»), где тунгусский феномен объяснен не падением метеорита в эвенкийскую тайгу, а взрывом над нею марсианского корабля, прилетевшего к Земле на ядерном топливе. Оно-то и взорвалось. Понятен огромный читательский резонанс, вызванный в те годы этой гипотезой. Интерес общественности к забытому тунгусскому «диву» 1908 года вспыхнул с новой силой. Пока кипели научные дискуссии вокруг рассказа «Взрыв», в таежную глушь Эвенкии устремились десятки экспедиций — в том числе организованная С. П. Королевым. Наш великий конструктор мечтал найти в районе «падения» хотя бы, как он выразился, «кусок марсианского корабля». Загадкой для всех остались радиоактивные мутации деревьев и насекомых в эпицентре взрыва, петлеобразная траектория подлета «метеорита» к точке катастрофы, которая заставляла думать, что кто-то управлял им. В 1983 году, на специальной конференции в Красноярске в связи с 75-летием тунгусской катастрофы, академик Н. В. Васильев, руководивший многими экспедициями в Эвенкию, пришел к выводу: «Мы имеем дело с совершенно неизвестным явлением».

А тогда, более четверти века назад, Казанцев органически ввел в ткань «Пылающего острова» линию тунгусского взрыва. В «тунгусских" главах нарисована впечатляющая картина катастрофы, ее близкие и отдаленные последствия. Герои романа русские физики Баков и Кленов стали свидетелями взрыва. Они добрались до глухого эвенкийского стойбища, застали там в живых «тунгусскую шаманшу» (на самом деле — уцелевшего члена экипажа «марсианского корабля»). Из ее рук физики получили некоторое количество химического элемента «радий-дельта», еще не известного на Земле. Он был компонентом топлива корабля. Бакову и Кленову с помощью «радия-дельта» удается создать сверхаккумулятор. Спустя несколько лет другой персонаж книги — физик Лиам, вместе со своим помощником Бернштейном синтезирует шестой окисел азота, при образовании которого выделяется чудовищная энергия. Опасным открытием Лиама — Бернштейна завладевает хозяин военно-промышленного концерна Фредерик Вельт, честолюбец-антикоммунист, мечтающий стать диктатором Земли. Сокровенная цель Вельта — уничтожить Советский Союз «лавиной огненного воздуха» и навсегда стереть коммунизм с лица земли. На первых порах авантюра удается: в зоне одинокого тихоокеанского острова Аренида возгорается «атмосферный пожар». В гигантскую воронку над островом начинает истекать кислород Земли! Гибель от удушья грозит всему живому. Западный мир охватывает паника, нарастает дезорганизованность. Советские люди, вооруженные новейшей техникой, погасили «атмосферный пожар», мир был избавлен от маньяка Вельта...

Таким образом, автору удалось создать роман-фантазию большого общественного звучания. И тем не менее, Казанцев продолжает совершенствовать «Пылающий остров» до последних лет. В 1978 году «Детская литература» издает обновленный вариант романа, где международная обстановка приведена в соответствие с коллизиями фабулы, углублены образы положительных героев — Кленова, разведчика-ученого Матросова, Марины. В 1983 году роман был переиздан «Молодой гвардией». В новой редакции автор усилил мотивы интернациональной солидарности народов мира, оптимизма, веры в мирное будущее человечества.

«Второе дыхание» романа связано, думается, с тем, что он находится на острие современной идеологической борьбы с империалистической пропагандой, ведущей оголтелую травлю против стран социализма, пытающейся посеять вражду и ненависть между народами.

Не менее ценен роман своей познавательной стороной. Технические прогнозы Казанцева наглядно подтверждают истину: «Фантастика выросла из науки, но и последняя получает от нее стимулы развития». И электрокатапульты и «самонаводящиеся стрелы» ныне стали реальностью. Химики всерьез задумываются и о вездесущем топливе на основе реакции образования шестого окисла азота.

В своем творчестве Казанцев вот уже полвека следует революционным традициям основателя советской фантастики Алексея Толстого. Прежде чем написать свои знаменитые «Аэлиту» и «Гиперболоид инженера Гарина», Толстой, инженер по образованию, профессионально изучил научные аспекты темы, беседовал с ведущими учеными. Недаром Толстой за полвека предсказал появление лазеров! Подобным образом готовится к созданию своих романов и его младший современник. Он еще плотнее «врос» в науку и технику наших дней. Его познания энциклопедичны, способности — многогранны. Судите сами! Талантливый механик-изобретатель, основатель Опытного завода ВЭИ в годы войны; автор множества ценных изобретений, шахматный композитор, чьи этюды известны всем поклонникам Каиссы; наконец — музыкант и автор оригинальных стихотворений, которыми густо насыщены его последние романы: «Острее шпаги», «Клокочущая пустота», «Иножитель» — о гигантах европейского знания — Ферма, Декарте, Кампанелле, Сирано де Бержераке. Роман «Пылающий остров» создавался в ходе частых и содержательных бесед с академиками Иоффе, Ландау, Капицей, чьи гипотезы будили воображение писателя.

Внушителен итог литературной деятельности Александра Петровича Казанцева, продолжающего активно работать в любимом жанре. Издано за полвека около семидесяти произведений: романы, повести, рассказы. Их общий тираж — почти 6 млн. экз. Отдельные произведения писателя включены также в сборники, выпущенные тиражом около 20 млн. экз. Книги Казанцева переведены на 35 языков планеты.

И вся эта полноводная река вышла из одного истока — романа «Пылающий остров».

 

Александр КОЛПАКОВ