Евгений Попов

Золотая осень патриарха


         Факт, а не фантастика: 2 сентября свой 96-й день рождения отмечает основоположник и классик отечественной научно-фантастической литературы Александр Петрович Казанцев

Когда-то Вольтер заметил, что старость является бременем лишь для глупца и холодной зимой становится только для невежды, а вот для человека интеллектуального труда - это золотая осень.

В феврале нынешнего года, когда выяснилось, что приболевший Казанцев не сможет присутствовать на творческом вечере в его честь в Доме журналиста, я позвонил ему и был приглашен для беседы в скромную квартиру со множеством удивительных картин и редких сувениров в доме на Ломоносовском проспекте. На вопрос о том, как он работает, Александр Петрович ответил словами скульптора Коненкова, который, уже будучи очень старым человеком, признавался: "Как встаю рано утром, так и бегу в мастерскую - минуту, и ту боюсь потерять!" Коненков торопился всегда в мастерскую, а Казанцев - к письменному столу, как к штурвалу!

Вообще-то он не готовил себя в писатели: в 1930 году Казанцев окончил Томский технологический институт и был направлен работать по специальности инженером-механиком. Но в 1935 году волею случая (или Провидения?) поучаствовал в конкурсе на лучший киносценарий научно-фантастического фильма и был (вместе с соавтором) удостоен высшей премии.

Сценарий назывался "Аренида", и он стал истоком первого научно-фантастического романа Казанцева "Пылающий остров". Прошли десятилетия, и правнучка писателя вышла замуж и стала Флеровой. Эту фамилию Казанцев дал герою своего романа. "Надо же - такое совпадение!" - удивлялся писатель, рассказывая мне об этом. Но в жизни совпадений, вероятно, бывает гораздо больше, чем мы об этом думаем.

Когда началась Великая Отечественная война, Казанцев был мобилизован рядовым солдатом в специальную воинскую часть, впоследствии преобразованную в научно-исследовательский институт. Инженер со склонностью к фантазиям (а главное - умеющий претворять их в жизнь) в конце концов стал полковником и командиром этой необычной части. Писатель очень гордится тем, что в Музее боевой славы на Поклонной горе выставлена на отдельном стенде сконструированная им торпеда, которая внесла свой вклад в прорыв фашистской блокады вокруг города на Неве.

Почти за семь десятилетий литературного труда старейшина писателей России написал около 30 книг, в основном научно-фантастических. Сам Казанцев разделяет их по жанру. Часть своих книг он напечатал как "романы - гипотезы", но есть и такие, к которым больше подошло бы определение "роман-мечта". Понятно, что грань между этими двумя жанрами научно-фантастического романа весьма условная и часто неуловимая. В фантастическом романе "Сильнее времени" авторитетный эксперт - заслуженный деятель науки и техники, профессор М.М. Протодьяконов - насчитал почти сто научно-технических открытий и изобретений. Задолго до того, как первый отечественный луноход проложил колею на спутнице нашей планеты, Казанцев предвосхитил в научно-фантастическом романе основные элементы его конструкции, допустив ошибку лишь в одном элементе: как конструктор он отдавал преимущество гусеничной передаче.

Казанцев - лауреат престижных литературных премий. Его роман "Острее шпаги" был признан бестселлером года. На международном конгрессе фантастов в польском городе Познани он также стал лауреатом. Союз писателей России присудил ему премию "Аэлита" за наивысшие творческие достижения в научной фантастике.

Поразительно, что все эти достижения некий критик, усмотревший в книгах Казанцева своего рода "инструкции по достижению светлого будущего", ничтоже сумняшеся отверг и безапелляционно осудил лежащие в основе творчества Казанцева гипотезы, сравнив их с... "неуклюжими звероящерами". А составители солидного биографического словаря "Русские писатели 20 века" сочли возможным, с одной стороны, назвать Казанцева "живым классиком советской научной фантастики", а с другой - повторить вздорные наветы критика, злословящего об "очередных великих стройках общепланетарного масштаба" в научно-фантастических романах Казанцева!

Кстати, о стройках общепланетарного масштаба, которым отдали дань едва ли не все выдающиеся фантасты ХХ века. Знаменитого писателя-фантаста Артура Кларка, который долгое время был притчей во языцех так называемых трезвомыслящих людей за гипотезу космического лифта, на днях полностью реабилитировало американское космическое ведомство НАСА. Видные эксперты НАСА пришли к выводу, что космический лифт будет-таки построен, и даже посчитали затраты на реализацию этого проекта, безусловно, общепланетарной стройки - около 10 миллиардов долларов. Правда, осторожные эксперты все же полагают, что идея Артура Кларка осуществится лет через 50 - не раньше.

У писателей-фантастов есть рабочие термины: гипотезы ближнего и дальнего прицела. Казанцев никогда не замыкал свою мысль только на ближнем прицеле. Ему больше по душе парадоксальная логика знаменитого физика Нильса Бора: "Все мы знаем, что изложенная идея безумна, вопрос лишь в том, достаточно ли она безумна, чтобы быть истинной".

Так случилось, что свой роман-первенец Казанцев совершенствовал около четырех десятилетий, что, как известно, не является рекордом в литературе: Гете работал над "Фаустом" что-то около 60 лет. Поистине все, в том числе и книгу, можно сделать лучше, чем она была. В собрании сочинений Казанцев поставил к "Пылающему острову" несколько дат: 1935-1941-1955-1975 годы. Первая редакция романа, кстати, прошла самую серьезную читательскую проверку, ибо печаталась отрывками изо дня в день на страницах "Пионерской правды" и газеты французских коммунистов "Юманите".

В "Пылающем острове" Казанцев впервые обнародовал наделавшую много шума в научном мире гипотезу о тунгусском взрыве 1908 года как о неудачном контакте с Землей космического корабля инопланетян.

В одной из последних своих книг - в написанном совместно с младшим сыном Никитой Казанцевым романе "Фантаст" - эта гипотеза вновь рассматривается уже в связи со ставшими известными документами о катастрофе "летающей тарелки" с инопланетянами в 1947 году, в американском штате Нью-Мексико, близ военной базы Корнуэлл.

А еще ранее Казанцев написал изданную Центром духовного развития книгу "Альсино". Это роман-гипотеза об инопланетянине, в котором дана попытка по-новому взглянуть на феномен НЛО - неопознанных летающих объектов. Сегодня число зарегистрированных наблюдений такого рода явлений приближается к двум миллионам. И вряд ли это тот случай, когда наука может высокомерно пренебречь этим феноменом как случаем своего рода массового общественного психоза.

Один из сыновей Казанцева провел изыскания в месте приземления "летающей тарелки" - в Подмосковье, близ Серпухова, в местечке Шарапова Охота. Там заночевавшая в стогу сена парочка влюбленных проснулась, разбуженная ярким светом и голосами в поле. В том месте, где НЛОнавты спускались из корабля, остались следы. Как и три вмятины от опор "летающей тарелки". По просьбе писателя его сын взял точный морской хронометр, допускающий ошибку за сутки не более чем на 0, 002 секунды. Для контроля рядом был поставлен кварцевый излучатель с исключительно точной частотой волны. Были сопоставлены показания приборов. Хронометр дал увеличение ошибки в 100 раз! Кстати, и на месте тунгусской катастрофы 1908 года приборы фиксируют отставание времени на две секунды в сутки. И вновь обретают свою точность, когда их выносят из этого места.

Роману-гипотезе "Альсино" Казанцев дал в качестве эпиграфа постулат из теории симметрии, согласно которому наша Вселенная имеет не три, а 11 пространственных измерений. Согласно гипотезе Казанцева это означает, что существуют три параллельных мира: рядом с тем, в котором живем мы, существуют еще "прамир" и "неомир". Последний в своем развитии ушел вперед на сотни тысяч лет вперед (именно такое опережение как раз и "набежало" за 4 миллиарда лет существования планеты при установленных приборами двух секундах в сутки опережения). А вот "прамир" соответственно отстал от нашего. Согласно гипотезе "обнуления масс" Казанцев допускает переходы внутри этих трех миров из одного в другой.

Написав об этом книгу, изданную малым тиражом - всего 5000 экземпляров, - Казанцев так и не убедил книготорговцев в том, что его "безумная идея" вполне может оказаться истинной и что, во всяком случае, она заслуживает реализации в жанре романа-гипотезы. Увы, книги писатель просто раздает друзьям и знакомым. Вот и моя личная библиотека после встречи с Александром Петровичем пополнилась книгой "Альсино" с дарственной надписью автора.

На днях мы встречались с сыном писателя Никитой, которого Александр Петрович называет лучшим из всех редакторов, с которыми сводила его писательская судьба. Никита Александрович (ему 44 года) рассказал, что отец перенес инсульт и сейчас набирается сил на даче.

"Парламентская газета" и ее читатели сердечно поздравляют старейшего писателя России с 96-летием и желают замечательному фантасту крепкого здоровья и творческих успехов!

 

"Парламентская газета", 30.08.2002, Москва, №163, стр.18