УВИДЕТЬ ГАЛАКТИК ТАИНСТВЕННЫХ ПОЯС

зовет своих читателей патриарх советской фантастики

 

Он похож на дореволюционного профессора. Седобородый и несуетливый, и глаза лукавые. Слушать его можно часами.

Он посвятил свою жизнь фантастике. А его удивительная жизнь сама достойна отдельного романа. Она полна интереснейших событий и встреч с самыми замечательными людьми нашего времени. Вот лишь несколько имен из тех, с кем встречался мой собеседник: Альберт Эйнштейн, Николай Рерих, Нильс Бор.

Несмотря на почтенный возраст — 88 лет — он вовсе не собирается уходить на вполне заслуженный отдых. Один роман печатается — две повести ждут своей очереди. На письменном столе стоит большущая лупа, помогающая читать. Зато память — дай бог каждому: он называет точные даты и названия, имена и фамилии. А какое у него замечательное чувство юмора!

Его имя знакомо каждому любителю фантастики, и несколько поколений читателей выбирали свой жизненный путь, сверяясь с его книгами. Казалось бы, ничто так быстро не устаревает в наше время, как фантастика. Но ее главные коллизии неисчерпаемы: супертехника и супервозможности — против гордыни человеческой. А еще — вечный поиск братьев по разуму: то дельфины, то роботы, то инопланетяне... И удивительные вершины человеческой силы духа, самообладания и верности.

Более полувека проработав в жанре научной фантастики, Александр Петрович КАЗАНЦЕВ и сегодня пишет книги…

 

— Как случилось, что вы стали писателем-фантастом? В те времена, когда поощрялось творчество «на злобу дня»…

— По образованию я инженер. В самом начале тридцатых работал главным механиком на Белорецком металлургическом заводе. И вот увлекла меня идея создания электрического орудия. Изобрел я такую пушку, что могла ''стрелять через океан". Модель в маленьком чемоданчике помещалась. Откомандировали меня в Москву. Побывал я и у Орджоникидзе, и у Тухачевского... Демонстрировал свою модель. Все просто было: провода прямо без вилки — в розетку, крошечным снарядиком заряжал и... Тухачевский  стал помогать прилаживать провода, я предупредил: "Осторожно, вас может током ударить", а он, очень спокойно: "Не беспокойтесь, меня уже ударило". И ведь ни один мускул не дрогнул! Направили меня на завод имени Калинина в Подлипках. Квартиру дали... Стал работать в паре с Андроником Иосифьяном, впоследствии академиком. Но оказалось, чтобы послать снаряд на большое расстояние, нужна была огромная мгновенная мощность. Отправился в Ленинград к Иоффе, он тогда занимался теорией тонкослойной изоляции, пытался создать "Ниагару в спичечной коробке". Но не полу­чилось. Иоффе рассмотрел нашу задачу и сказал, что пока решить ее нельзя... А потом неожиданно посоветовал написать научно-фантастический сценарий. В Ленинграде тогда конкурс кинематографический проходил. Я молодой был ... взял и написал.

А в 1935 году сценарий "Аренида неожиданно получил высшую премию и был опубликован в "Ленинградской правде". Фильм снимать собирались... А когда что-то не заладилось, в "Детиздате" мне предложили ... написать роман!

Это был "Пылающий остров". Он печатался (в 1937 году) в "Пионерской правде" с продолжением.

— И сколько книг вы с тех пор написали?

— Больше двадцати романов, рассказы, статьи... На  двадцати пяти языках опубликованы.

— А какие вам больше всего самому нравятся?

— Из ранних — "Пылающий остров" и "Арктический мост", а из более поздних — "Фаэты". Ну и, пожалуй, самые последние: "Донкихоты Вселенной", "Альсино", "По катренам Нострадамуса" (роман печатается в журнале "Молодая гвардия"). В 1946 году вышел рассказ-гипотеза "Взрыв" об инопланетном происхождении Тунгусского метеорита...

— Да, с инопланетянами у вас давние "связи". А вот эти фигурки забавные... Как вы думаете, они тоже — оттуда?

— Эти фигурки — "догу" — из Японии. Я считаю, что их прототипом был космонавт в скафандре. Почтенный Юрий Александрович Фомин утверждает, что это не скафандр, а национальный костюм, потому что в Сибири нашли как-то очень похожий. Не могу с ним согласиться, поскольку эти статуэтки особым образом хоронились, и нашедшие их археологи имели возможность с помощью радиоуглеродного метода определить их возраст — 4600 лет. В то время на Японских островах жили айны. Догу обожествлялись, и думаю, что национальный костюм мог быть скопирован с этих фигурок, а не наоборот. К тому же все догу хоть и похожи друг на друга, но заметно различаются в деталях. А с айнами я встречался, их осталось очень немного, на Сахалине. Они совсем не похожи на японцев, а скорее славянского типа. От них японцы заимствовали легенду о том, как прилетали "сыновья неба" и на море образовались острова... Когда-то на эту тему была дискуссия в двух журналах. Я единственный в стране обладатель коллекции догу, но хоть бы кто-нибудь из наших ученых поинтересовался этим делом — нет, ни один!

А вот американцы провели любопытное исследование в НАСА: проанализировали форму догу и орнамент на них и определили, какую функцию могла выполнять каждая деталь такого "скафандра". А ведь в моей коллекции есть догу, еще больше похожие на скафандр, чем те, что изучали американцы. Ну посудите сами, зачем национальному костюму дыхательные фильтры или окошко с заклепками?

— Действительно, зачем?. Но скажите, Александр Петрович, принесли ли человечеству какую-то пользу эти гипотетические контакты с пришельцами? Кроме удобных "национальных костюмов"...

— У шумеров есть клинописные записи о том, что некий пришелец, они называли его Ооан, выходил из воды, покрытый рыбьей чешуей (по описаниям это явный скафандр). Он научил дикие племена скотоводов-шумеров письменности, орошаемому земледелию, градостроительству и управлению обществом. Потом он несколько раз возвращался (вероятно, он приходил из "сопредельного мира" - из другого измерения), чтобы проверить, как у них все это получается. Ученые не могли понять необыкновенного скачка цивилизации шумеров. Это ли не положительное влияние?

Переберемся в Южную Америку. Там есть легенды о Кетцалькоатле, боге, который прилетал — именно прилетал — в огне и дыме. И первое, что он сделал, это отменил человеческие жертвоприношения у ацтеков. У них был жестокий обычай вырывать сердце у людей, приносимых в жертву. Трупы сбрасывали с пирамиды, а внизу их пожирали.

— Получается, что вы называете пришельцами не только инопланетных космонавтов, но и тех, кто пришел из других измерений?

  Я представляю себе это так. Если считать, что Вселенная одиннадцатимерна (что лежит в основе кристаллографии), то это три трехмерных мира, разделенных, как три этажа, двумя переходными измерениями на прамир, наш мир и неомир — прошлое, настоящее и будущее, — один и тот же мир в разное время. У существ из прамира — наших далеких пращуров — было такое атавистическое свойство — проникать через измерение и попадать в наш мир. Они проникают, и сейчас это "снежные люди", которых видели и снимали... Жаль, что это свойство утеряно. А "летающие тарелки" — из неомира, который далеко опередил нас в развитии. (Кстати, подобное предположение первым высказал именно Ю.А.Фомин.) Они тоже нашли способ проникать через измерения, но пользуются для этого аппаратами. Правда, "тарелки" нужны им для того, чтобы наблюдать за развитием нашей цивилизации, потому что живем-то мы на одной планете. А если мы сделаем с ней то, что сотворили обитатели Фаэтона со своей, и превратим ее в новое "кольцо астероидов", то и сопредельные миры погибнут вместе с нами. (Нильс Бор, с которым мы в 1967 году обсуждали вероятность того, что Фаэтон погиб из-за ядерного взрыва его океанов, сказал: "Если это и не так, то все равно ядерное оружие надо запретить".) Так что людям из неомира есть о чем беспокоиться. Недаром же "тарелки" появляются там, где возникает опасность.

Если вы видели, как американский "волшебник" Дэвид Копперфилд выбирался из запертого сейфа, то поймете, почему мне кажется, что он воспользовался другим измерением...

— Но к космосу вы тем не менее не равнодушны...

— Задумывались ли вы о том, что висящий над нами океан огоньков — это непрочитанная летопись всего сущего? Свет от далеких звезд идет к нам многие сотни, тысячи лет! А от квазаров — дольше, чем существует сама наша планета, миллиарды и миллиарды лет. Мы как бы видим Вселенную в ее истории, с мига возникновения. А как она появилась и как развивалась? По каким законам, по чьей воле? Почему и ныне вдруг вспыхивают сверхновые, испепеляя возможных своих спутников, еще невидимых, но уже вычисленных нами? Они есть, непременно существуют у множества, более чем у двух миллионов солнцеподобных звезд среди двухсот миллиардов светил, составляющих одну только нашу Галактику, а таких галактик великое множество... Пусть мы не видим этих мельчайших, не в обиду Земле будь сказано, космических тел, составляющих планетные системы, подобные нашей Солнечной. И, конечно, существуют у солнцеподобных звезд и землеподобные планеты, на которых с той же закономерностью, с которой все происходит в Космосе, могла и должна была возникнуть жизнь — эта величайшая тайна тайн Вселенной. И как хочется убедиться нам, что мы не одни в этом огромном мире, пронизанном идущими неведомо откуда излучениями, быть может, некими зашифрованными посланиями ищущих друг друга братьев по разуму. Недаром люди с глубокой древности заглядывали в океан светил, приписывая им даже магическое влияние на нашу Землю и ее обитателей.

— А вы не верите в астрологию?

  Влияние на нашу планету по крайней мере ближних планет несомненно. Как действуют Солнце и Луна — известно. А совместное, суммированное воздействие на Землю еще и Венеры, Марса, Меркурия вызывает в космосе биения гравитационных сил. И эти биения, если частота их совпадает с собственной частотой колебания геологических плит, на которых, скажем, покоятся Кавказские горы, вызовут землетрясение. Землетрясение в Армении было предсказано сейсмологами как результат резонанса с внешними колебаниями, которые определялись именно положением планет. За полгода до катастрофы киевский сейсмолог Эмма Ивановна Несмянович, выступая на конференции в Ялте, указала место, день и час катастрофы. Увы, на предупреждение отреагировали только "ортодоксы от науки", вынудившие Эмму Ивановну покинуть свой институт, поскольку отвергали астрологию как средневековое невежество. Но звезды остались на месте.

К гороскопам же я отношусь настороженно, и воздействуют ли далекие светила на характеры рождающихся людей, утверждать не могу.

— Не обидно ли вам, что интерес к космическим полетам в последние годы заметно угас?

— Пропал элемент сенсационности, это правда, но я не верю, что может исчезнуть тяга людей к космическим полетам. Однако под лежачий камень вода, как известно, не течет, поэтому ваш покорный слуга отдает много времени и сил воспитанию энтузиастов будущих звездных экспедиций. Я говорю не столько о своей литературной работе, сколько о культурно-просветительском центре "Космопоиск", в создании которого как почетный председатель совместно с прославленными космонавтами — Береговым, Гречко и Севастьяновым и Еленой Чулковой принимал участие. Среди наших учредителей — Аркадий Вольский, большой любитель фантастики и, как оказалось, мой давний — с детства — поклонник. У него прекрасная "фантастическая" библиотека! Недавно мы провели свою первую конференцию "Палеокосмонавтика и проблемы современности", мечтаем издать серию книг "Великая тайна Вселенной", в которую войдут произведения наших и зарубежных ученых и писателей. Надеемся на внимание телевидения: у нас есть интереснейшие фильмы, есть ученые, готовые их прокомментировать. Есть у нас и телесериалы Эриха фон Дэникена, которому, несмотря на его скандальную известность, нельзя, однако, отказать в заслуге: он привлек внимание всего мира к такому явлению, как палеокосмонавтика. Для увлеченных и одаренных ребят мы создаем "Малую космическую академию", сотрудничать в которой готовы наши космонавты и профессора МАИ. Надеемся, конечно, и на помощь печати, способной привлечь к нашей работе внимание людей заинтересованных.

Пусть людям звездный разум не измерить –

Другой строй мысли там, иная речь...

Миров погибших мы найдем примеры.

Родную Землю чтобы уберечь.

 

София АРСЕНЬЕВА

 

«Московский комсомолец» 17.02.95, №32 (17.044)