А. ДИВОЧКИН.

Фото С. ФИЛИППОВА.

«Ветеран» № 33

Гипотезы Казанцева

Есть люди, которым словно предначертано быть «генераторами идей».

Они будоражат человеческое сознание, увлекают за собой последователей, окрыляя их стремлением к необычному, смелому, неизведанному.

Именно к таким людям относится Александр Петрович Казанцев.

Началось все с того, что в первые послевоенные годы ученый высказал чрезвычайно смелую гипотезу о природе тунгусского метеорита. В первом номере журнала «Вокруг света» за 1946 год был опубликован рассказ Казанцева «Взрыв», в котором автор пред­ложил версию об атомном взрыве межпланетного корабля тунгусской тайге 1908 году.

После публикации «Взрыва» десятки энтузиастов в составе научных отрядов направились в таежные дебри близ Подкаменной Тунгуски — в район предполагаемого падения космического тела. Даже Главный конструктор космических кораблей академик Сергей Павлович Королев не избежал удивительного и убедительного очарования смелых идей писателя-фантаста. Королев организовал экспедицию, оснащенную самым современным по тем временам оборудованием. Как мечтали ее участники найти хотя бы крохотный кусочек космического корабля! И  хотя надежды эти не увенчались успехом, энтузиасты до сих пор продолжают поиск.

Рабочий кабинет Александра Петровича — обычный для писателя: стеллажи с книгами, стол, заваленный рукописями. На стене множество фотографий, запечатлевших встречи Казанцева с выдающимися учеными. Гравюры, на которых будто птицы под парусами летят по волнам барки и каравеллы. На одной из книжных полок сложены книжки альманаха «На суше и на море».

Родился Александр Петрович в 1906 году в старинном степном городке Акмолинске, ныне Целиноград. Учился в Омске, образование получил в Технологическом институте Томска, который окончил в 1930 году.

В 1939 году Александр Петрович получил почетное и чрезвычайно ответственное задание: принять участие в оборудовании советского павильона на международной выставке в Нью-Йорке. В годы Великой Отечественной работал в одном из институтов оборонной промышленности. Главным инженером. Воинское звание к концу войны — полковник. После войны по совету академика Абрама Федоровича Иоффе и просьбе директора Ленинградского Дома ученых принял участие в конкурсе научно-фантастических сценариев. Получил первую премию. Так Казанцев стал писателем...

Мы встретились с ним в его квартире в уютной домашней обстановке. Завязался разговор, о котором мне хочется подробно рассказать читателям.

 

— Александр Петрович, целая серия ваших повестей и романов рассказывает о космосе. Как вы пришли к этой теме?

— К ней меня подтолкнули открытия, ставшие возможными только сейчас. Начало космической эры, например, вдохновило меня на цикл повестей, в которых даже оказались «нечаянные» предвидения. Повесть «Лунная дорога» написана задолго до полетов наших станций на Луну. Я как-то не обратил внимания на схожесть конструкции «моего» аппарата и того, что проложил затем первые борозды на естественном спутнике Земли. Это сделал в книге «Угол атаки» космонавт Георгий Береговой. Правда, он же нашел различие: вместо колес мой луноход был снабжен гусеницами. Я несколько «утешился», узнав впоследствии, что в американском аппарате использовали эту идею.

Да мало ли поводов для фантазии! В одной из газет была опубликована статья «Загадочная находка». В ней шла речь о найденном на берегу реки Вашки в Коми АССР куске металла непонятного происхождения. Результаты исследований говорят о том, что обломок представляет собой сплав редкоземельных элементов, причем сплав искусственного происхождения. В природе в подобном сочетании они практически никогда не встречаются.

Для меня чрезвычайно важно и время находки — лето 1976 года. Недавно я держал осколок в руках. Даже с первого взгляда понятно: это часть кольца.

Тут я подхожу к еще более удивительным событиям и фактам. В 1969 году американский астроном Джон Бигбю открыл 10 космических тел, которые движутся по орбитам спутников Земли. Эти загадочные незнакомцы стали именоваться «лунами Бигбю». Астроном не остановился на открытии, а рассчитал траектории полета этих небесных тел. Рассчитал и удивился. Оказалось, что все они сходятся в одной точке. Ученый вычислил и время. 18 декабря 1955 года космические незнакомцы составляли одно тело. Напомню читателям, что первый искусственный спутник Земли был запущен в Советском Союзе в 1957 году. Значит, за два года до его запуска в космосе находилось неизвестное тело.

Более того, именно 18 декабря 1955 года в космосе была зарегистрирована сверхъяркая вспышка. Об этом свидетельствуют наблюдения астрономов.

Советский ученый Божич предположил, что это был взрыв звездолета. Но неожиданно противником гипотезы Божича выступил Джон Бигбю. Спор ученых затянулся, а тем временем в космос запускались все новые и новые корабли, станции, спутники.

И здесь уместно вновь упомянуть о находке на берегу Вашки. Я вполне допускаю, что загадочный обломок, обнаруженный 1976 году, мог быть частицей взорвавшегося в 1955 году космического тела. Может, даже и частицей тунгусского метеорита, так как она была найдена на продолжении траектории полета этого космического объекта. Этим гипотезам посвящен мой новый роман «Тайна нуля».

— Если вы беретесь за подобную тему, то, наверное, стараетесь описывать события с хроникальной достоверностью. Ведь именно этим отличался ваш рассказ-гипотеза «Взрыв».

— Может быть, поэтому рассказ наделал столько шума. В то время говорили: Казанцев опровергает выводы ученых о причинах тунгусской катастрофы. А ведь я только изложил свою версию.

Если помните, это была мысль о ядерном взрыве в веществе, полученном искусственно на другой планете. Тем не менее, после выхода рассказа в свет на место падения метеорита были снаряжены многие научные экспедиции. Спор не закончен до сих пор. Он продолжается и в научных залах, и в романах. А на III Всемирном конгрессе палеокосмонавтики, проходившем в Югославии, мои гипотезы обсуждались весьма серьезно.

— Не так уж много времени осталось до следующего века. Находит ли это отражение в ваших произведениях?

— Безусловно. Технический прогресс преподносит нам ценнейшие факты для размышлений. В XXI век человечество вступает с величайшими открытиями: не за горами, кажется, тысячу раз описанный фантастами «кибернетический рай». Но и угроза самоуничтожения надвинулась вплотную. Не допустить этого — нет сейчас цели благороднее. Поэтому я всецело приветствую недавний визит президента США в Советский Союз, подписание поистине исторических документов, снижающих степень военной опасности. Я верю в торжество человеческого разума и поэтому не устаю повторять в своих книгах: бойтесь, люди, потерять свой дом — свою единственную Землю.

Александр Петрович, что нового вы предлагаете читателям?

— В издательстве «Молодая гвардия» вышла книга, в которой я обращаюсь к жизни людей великих: Пьера Ферма, Сирано де Бержерака, Рене Декарта, Томмазо Кампанеллы. Тайну некоторых познаний пытаюсь разгадать с помощью гипотезы, которая кое-кому может показаться не совсем обычной. Хотя, наверное, удел фантастики — вечно строить самые невероятные гипотезы.

 

А. ДИВОЧКИН.

 "Ветеран" №33, 1981