«64» Шахматное обозрение, № 9 1996

Александр Калинин

 

КАК ПРОЖИТЬ ВЕК?

4 заповеди писателя-фантаста

 

2 сентября 1996 г . международному мастеру и арбитру, писателю-фантасту Александру Петровичу КАЗАНЦЕВУ исполнилось 90 лет! Знаменательная дата — как сейчас, так и на будущие времена. Огромное уважение и любовь заслужил ветеран не только своими превосходными этюдами, но и неоценимыми заслугами в развитии композиции. Судите сами: 15 лет (с 1951 по 1965 годы) Казанцев был председателем Центральной комиссии в нашей стране и 10 лет (с 1956 по 1965) — вице-президентом Постоянной комиссии ФИДЕ. Последняя создана в 1956 г ., и одним из инициаторов ее образования был Александр Петрович. Он же, между прочим, внес предложение издавать «Альбомы ФИДЕ».

В композиции юбиляр — яркий художник, его этюды надолго запоминаются.

— Сколько этюдов вы составили? - обратился я с первым вопросом к Александру Петровичу.

— Столько, сколько исполнилось мне лет, — ответил он, улыбаясь, —это, конечно, не так много, но и не так мало. Над многими этюдами я работал по нескольку лет, возвращался к ним и улучшал. Хотя народная мудрость и гласит «нетрудно сделать, да трудно задумать», но в этюдном творчестве и задумать, т.е. открыть, найти художественную идею, и реализовать ее не так просто.

— Композицию вы считаете, конечно же, искусством?

— Бесспорно, любое художественное произведение есть овеществленное чувство, каждый этюд—это эстетический объект. Основоположником же эстетики этюда считаю А. Гурвича. Я стремлюсь выразить в произведениях неожиданные и парадоксальные комбинации, не забывая при этом о чувстве меры. Право на существование в искусстве имеет только то, что привлекает аудиторию, а не отталкивает ее.

— Некоторые составители считают композицию спортом для элиты, т.е. для самих себя. Каково ваше мнение?

— Это глубокое заблуждение! Можно ли считать спортом исполнение на конкурсах музыкальных произведений? В нашей области творчества нет мастеров спорта, а есть мастера композиции. Без союза композитора и решателя нет композиции как искусства — это философская истина. Соревнования по композиции, как в музыке, — это соревнования эстетические, интересные для широкой аудитории.

— Понятия «модное» и «старомодное» весьма распространены в композиции. Каково ваше отношение к ним?

— Прекрасное всегда современно, над ним время не властно. Неслучайно же обращаются к античной скульптуре при оценке современного искусства ваятелей. Вряд ли кто станет утверждать, что живописные полотна, например, Рембрандта старомодны или этюды Троицкого устарели. Мода — это чаще всего лазейка для бездарного в искусство, способ подавления подлинных художественных ценностей путем объявления их старомодными. Я предельно доброжелателен к авторам художественных произведений, поклоняюсь им. При встрече же с модными произведениями, как правило, антихудожественными, доброжелательность и поклонение к авторам исчезают не по моей воле, а сами собой.

— Нужны ли в композиции дискуссии по творческим вопросам?

— Они нужны всегда и везде, в любой области — в науке, искусстве, в хозяйственной деятельности. Знаменитое изречение Руссо гласит: «Тысячи путей ведут к заблуждению, к истине — только один».

— Составление этюдов требует много времени. Как вы, писатель, находите его?

— Перемена работы — это отдых. Творя этюды, я отдыхаю, композиция переносит меня в чуждую страданий область. Составив этюд, я, воодушевленный и обновленный, возвращаюсь к писательским делам. Композиция не только не мешает писательскому творческому процессу, а способствует появлению и росту вдохновения.

— Последний вопрос: как удалось вам сохранить столь бодрый вид и необыкновенную активность? Ведь в этом году вы издали превосходный роман «Озарения Нострадамуса» и увлеченно работаете над другими замыслами.

— С удовольствием отвечу. Во-первых, вы видите перед собой человека, не выкурившего за свою жизнь ни одной сигареты и не выпившего ни одной рюмки водки. Шампанские и другие вина я пил, но только по большим праздникам. Во-вторых, композиция — это постоянная тренировка для мозга, не менее важная, чем физические зарядки, которым я уделяю внимание. В-третьих, дожил до своих 90 лет с чистой совестью, старался быть всегда справедливым, у меня нет поводов для раскаяния. В-четвертых, считаю себя счастливым семьянином, я и отец, и дед, и прадед, у меня два сына и две дочери, восемь внуков и четыре правнука, из них два — уже студенты.

 

Наш юбиляр — участник Великой Отечественной войны. Его военная карьера необычна: призван в армию в начале войны рядовым, а уволен в запас после ее окончания полковником! Рост воинского звания стремителен, но эта сторона биографии юбиляра требует особого разговора. На груди ветерана — много орденов и медалей.

А.П.Казанцев — известный на весь мир писатель. Пожелаем ему творческих успехов, создания новых романов, эмоциональных этюдов и, конечно, здоровья и счастья на долгие годы.

В заключение позволю себе посвятить юбиляру фантастический, по моему мнению, этюд. Он опубликован в 1996 г . в «Уральском проблемисте», но, полагаю, это не препятствие для посвящения.

Александр КАЛИНИН

Журнал «64» Шахматное обозрение, № 9, 1996