КАЗАНЦЕВ С ПЛАНЕТЫ ЗЕМЛЯ

 

Эмир АШШУРСКИЙ

 

Дела и книги А. П. Казанцева, по аналогии с подвигом Петра, открывшим России «окно в Европу», открыли запертую, заколоченную доселе «дверь» в сознании многих землян. Через эту «дверь» наши мысли устремились к звездам, в иные миры, в иные измерения. Нам повезло: мы - современники этого человека. 

Неугомонный Александр Петрович Казанцев и в свои девяносто не сидит сложа руки. В разных издательствах выходят его новые научно-фантастические романы и повести. Последние из них — «Альсино» и «Озарения Нострадамуса». А вообще в квартире Александра Петровича под единичные авторские экземпляры выделен отдельный шкаф. Произведения Казанцева к сегодняшнему дню переведены на 25 иностранных языков, так что их читают сейчас даже в самых отдаленных уголках земного шара.

К писателю то и дело приходят коллеги по перу, представители средств информации, зарубежные гости (хоть, увы, не так часто уже, как раньше), убеленные сединой друзья-однополчане. Более того — так повелось, что с Казанцевым считают нужным посоветоваться, а в чем-то, быть может, и поделиться своим накопленным опытом чуть ли не все столичные энтузиасты в области изучения аномальных явлений, да плюс к ним еще молодые инженеры-рационализаторы, ученые... Несмотря на столь почтенный возраст и связанные с этим разного рода неудобства, Александр Петрович для каждого выкраивает свободную минутку.

Со многими титанами мысли и власти довелось ему иметь дело на своем жизненном пути. Одно перечисление всех их поименно заняло бы места не меньше машинописной страницы. Среди уфологов и неортодоксально мыслящих ученых это, к примеру, такие известные личности, как Ф. Ю. Зигель, М. М. Протодьяконов, Н. А. Козырев, А. И. Вейник, А. В. Золотов, В. И. Бровков, В. И. Авинский (Тюрин), В. Д. Захарченко, Ю. А. Фомин, В. Ф. Терешин, Владимир Щербаков, Вадим Чернобров, Эрих фон Деникен, Жак Валле, Роберто Пинотти, Генри Гри, Питер Красса, Андре Томас и другие.

Помимо всего прочего, Александр Петрович по-прежнему продолжает выполнять целый ряд официально возложенных на него обязанностей, в частности входит в состав редколлегии журнала «Изобретатель и рационализатор», руководит деятельностью культурно-просветительского центра «Космопоиск», а с недавних пор является также действительным членом Международной академии информатизации, созданной под эгидой ООН. Энергичный, пытливый ум А. П. Казанцева постоянно ищет что-то новое, неизведанное. А то что этого ума действительно целая палата, думаю, подтвердит любой, кому хотя бы мельком до велось когда-либо встречаться с Александром Петровичем. Или просто видеть его со стороны.

Мой разговор с юбиляром начался достаточно, я бы сказал, «приземленных» тем, связанных с актуальными практическими запросами нашего народного хозяйства. Александр Петрович поведал мне о своих собственных технических изобретениях. Так, слово за слово разговор незаметно перекочевал к проблеме охраны окружающей нас среды, в том числе и такой популярной нынче ее отрасли, как экология непознанного:

— Я глубоко озабочен недальновидностью, а порой и самой настоящей преступной беспечностью нынешних обитателей нашей планеты, которые самим уже фактом своего небрежного отношения к природе подготавливают почву для глобального Апокалипсиса, Люди безрассудно сжигают топливо, загрязняют атмосферу выхлопными газами автотранспорта, а все это между тем непосредственно ведет к усилению парникового эффекта и многим другим не менее пагубным последствиям. И, заметьте, никто не в силах положить конец этому безобразию. Более того, сын академика Капицы недавно, например, взял на себя смелость публично заявить, будто парниковый эффект совершенно для нас не опасен. Получается, что я в своих фантастических произведениях создаю образы посланцев из других пространственно-временных измерений, которые помогают землянам предотвратить надвигающиеся на них беды, а в реальной действительности, увы…

— Вы сами какую-то конкретную программу выхода из энергетического тупика можете предложить?

— Разумеется, ведь активными поисками экологически чистых источников энергии я занимаюсь, по сути, можно сказать, уже седьмой десяток лет...

Для наших читателей поясню: за исходную точку отсчета А.П. Казанцев берет те предвоенные годы, когда вместе с академиками Иосифьяном, Иоффе он работал над совершенствованием советской военной техники. Курировали эти чрезвычайно важные в ту пору исследования Орджоникидзе и Тухачевский. Им-то как раз и пообещал А. Ф. Иоффе создать в самом скором времени «Ниагару в спичечном коробке», иными словами, новый, доселе невиданный по своей мощи источник энергии. По планам Абрама Федоровича этого в принципе можно было достигнуть путем максимального сближения пластин конденсатора. Как мы знаем, в конечном итоге подобные его эксперименты привели к другому, не менее, впрочем, важному для советской науки результату — созданию теории полупроводников. На долю героя нашего рассказа полковника в отставке А. П. Казанцева тоже приходится несколько собственных изобретений. В первую очередь сюда следует отнести электрическое орудие для стрельбы через океан, а также хорошо известные многим читателям сухопутные торпеды, которые применялись при прорыве Ленинградской блокады. Они, кстати, в настоящее время выставлены для показа в двух наших крупнейших музеях: Политехническом в Москве и Музее боевой славы на Поклонной горе. Уточним только, что в конструировании и промышленном производстве торпед непосредственное участие принимал также и академик А. Г. Иосифьян — человек, с которым Александра Петровича связывала большая долгая дружба. Увы, многих из перечисленных выше выдающихся ученых давно уж нет в живых, ведь было все это ни много ни мало полвека назад.

И тем не менее что конкретно следует предпринимать сейчас, какие проблемы технического энергообеспечения считает Александр Петрович наиболее актуальными и приоритетными для общества на нынешнем этапе его развития?

— Банальные, казалось бы, для нас вещи — солнце, воздух и вода — таят в себе огромные и до сих пор никем в должной мере не задействованные запасы энергии. Кстати, мною создано несколько альтернативных проектов полноценного использования этих природных факторов. Например, на открытых низменных территориях целесообразно было бы использовать силу тяги, неминуемо возникающую в любой достаточно высокой (скажем, километровой длины) трубе под влиянием перепада температур в разных слоях атмосферы. Важно лишь правильно сделать эту трубу: чтоб она была, во-первых, мягкая — можно даже из ткани или гибкой пластмассы, — а во-вторых, имела вверху небольшое сужение, благодаря чему тяга не только вращала бы ветротурбину, но также обеспечила бы вертикальную устойчивость этой нехитрой конструкции. Сравнительно недавно подобную установку взялась было разработать специальная группа ученых из нашей Академии наук, однако за неимением средств все исследования, едва начавшись, вскоре были прекращены.

— Да, жаль, конечно, да и обидно за нашу нищенствующую науку...

— Этот пример, если разобраться, вскрывает лишь малую толику никем не используемых ресурсов. Так, в частности, на берегах морей и океанов фактически просто так, на ветер выбрасывается дармовая энергия морских прибоев. И таких вот характерных эпизодов необдуманно-безалаберного хозяйствования, стоит только хорошенько присмотреться, вокруг нас — предостаточно! Кстати говоря, я сейчас работаю над вторым томом «Озарений Нострадамуса» и все больше убеждаюсь в том, что, предвидя Апокалипсис со всеми вытекающими из него страшными для населения Земли последствиями, Нострадамус в то же время не смог адекватно объяснить причину всего этого.

— Кстати, какие интриги ждут нас во втором томе?

— Ну, во-первых, сама по себе тема говорит о многом: ведь читатель встретится не с кем-нибудь, а со своим будущим. Интрига номер два — это предрекаемый Нострадамусом конец света, ну а номер три — ни больше ни меньше как... Угадайте!

— ?

— Успешное его предотвращение в реальной действительности.

— Как это?.. Выходит, конец света можно отменить?

— Да, и это, кстати, близко к научному пониманию данного вопроса. Объясню более популярно. В одном из своих катренов Нострадамус весьма недвусмысленно указывает на падение в районе Донбасса хвостатой космической гостьи — кометы. Более того, по мнению некоторых исследователей, конец света преподносится французским прорицателем именно как результат лобового столкновения одной из крупных комет (в моем романе она имеет название Кама) с Землей. Так вот, я взял эту трактовку за основу своей повести «Невероятные встречи» (из второго тома), но у меня по ходу сюжета людям все же удается предотвратить надвигающуюся катастрофу путем направленного взрыва с последующим смещением траекторий данных космических объектов.

Если брать с чисто формальной точки зрения, то все пророчества Нострадамуса можно трактовать в вероятностном смысле, а это уже, согласитесь, очевидный признак именно научного подхода в оценке текстов. Но я на этом не останавливаюсь, а пытаюсь проникнуть в саму сущность такого рода визионерства.

— И на каком же теоретическом фундаменте вы строите свои предположения?

— Для того чтоб правильно объяснить природу уникальных по точности предсказаний, в первую очередь необходимо создать более-менее подходящую для этого модель времени. Кроме двух общеизвестных — Ньютона и Эйнштейна — существует еще несколько альтернативных концепций по этому поводу, например хронально-полевые, электромагнитные. С их авторами Козыревым, Вейником, Чернобровом мне приходилось беседовать лично, но ни один из них, увы, так и не смог убедить меня в своей правоте. Так что в романе о Нострадамусе я излагаю собственную точку зрения на понимание этого феномена.

— Очень любопытно...

— Представьте себе, что в воду падает камень. Что вы наблюдаете? От точки падения один за другим расходятся в разные стороны концентрические окружности, изумительно похожие при этом друг на друга...

— Но, однако, отнюдь не тождественные!

— Конечно. Так и во Вселенной от брошенного кем-то импульса пошли круги жизни, причем каждая последующая волна в основных своих чертах повторяет форму предыдущей.  Информационным лучом  можно  «прощупать» ушедшую волну, что неоднократно и проделывал, вкладывая в это, правда, несколько иное содержание, Нострадамус. А вообще-то я считаю, что при большом желании подобным искусством способен овладеть каждый.

— Право, интересно... А обратная связь возможна?

— Не только возможна, но такие случаи, на мой взгляд, действительно время от времени имеют место. В частности, я предполагаю, что и Будда, и Иисус приходили к нам именно из той волны прошлого затем, чтоб предостеречь людей от непоправимых поступков. Действительно: стоит ли еще раз человечеству ввергать себя в различного рода глобальные катастрофы, если их можно своевременно обойти?! Нострадамус, так же, впрочем, как и Иоанн Богослов, говорите предшествующих концу света значительных наводнениях, отравлении воздуха и почв, других природных катаклизмов, но все это в первую очередь результаты неправильной, а подчас и вредительской эксплуатации землянами богатейших естественных ресурсов своей планеты.

— Александр Петрович, а вот таких временных слоев всего сколько существует, по-вашему?

— Согласно с той гипотезой, которую я сейчас разрабатываю, наша Вселенная состоит из бесчисленного количества слоев времени.

— Быть может, вы и правы, но не вносит ли это необъятное изобилие элемент агностицизма в структуру научного познания мира?

— Вряд ли. Как можно убедиться по моим последним двум романам, раз дело идет на лад, значит, процесс познания самых сокровенных тайн бытия продолжается.

— Ну что ж, в вашем замечании есть определенный резон... Если не возражаете, давайте поговорим немного о предыдущем вашем романе «Альсино».

— Идея написания «Альсино» возникла у меня во время одной из встреч со знаменитым американским уфологом (французом по происхождению) Жаком  Валле, который тогда как раз гостил у нас в Москве. Сам Валле, надо сказать, давно является убежденным сторонником версии, что НЛО — это посланцы не каких-то там невероятно удаленных от Солнечной системы космических объектов, а совсем близкие к нам, но только, быть может, не всегда фиксируемые в силу своих особых физических свойств земные же наши соседи. Он, правда, долго не мог определиться в том плане, признать ли их жителями океанических глубин или, быть может, подземных лабиринтов, либо вообще существами из иного, параллельного мира. Но так или иначе, по мнению Валле, эти весьма загадочные для всех нас НЛОнавты должны в любом случае находиться где-то совсем неподалеку. Кстати, вескими аргументами Жаку многих удалось убедить в том, что со стороны инопланетян нелогично и экономически невыгодно было бы столь часто бороздить наши околоземные орбиты, ни разу при том толком не вступив с самими землянами в более-менее осмысленный контакт...

Во время той памятной московской встречи мы и взяли друг перед другом обязательство подробно изложить все соображения по этому поводу каждый в своей собственной книге. И на удивление, оба довольно быстро справились с такой задачей. Правда, фундаментальная работа Валле «Параллельный мир» вышла все-таки чуть раньше моего «Альсино», ну да он и моложе...

— А как у вас складывались отношения с Эрихом фон Деникеном?

— В отличие от Жака Валле, Деникена я не могу назвать своим другом. Я ему немало помог в жизни и материально, и морально, способствовал досрочному его освобождению из тюрьмы, а он, к примеру, год назад был в Москве и даже не счел нужным хоть каким-то образом дать о себе знать. Судя по всему, «звездная» болезнь и его одолела.

— А ведь, кажется, совсем недавно, я помню, он называл себя учеником Казанцева, подчеркивая при этом, что без вашего участия создание ленты «Воспоминание о будущем» вряд ли было бы возможным.

— На мои плечи действительно легли хлопоты по завершению этого фильма, когда Деникена посадили в долговую тюрьму. Но, кроме всего прочего, я подал ему в свое время и несколько сенсационных идей, в частности об изображении инопланетян в своей наскальной росписи древними жителями Ферганской долины, об аналогичной находке на крышке саркофага у майя, насчет японских догу и некоторые другие. Между тем Деникен зачем-то пошел на фальсификацию: воспользовавшись, как вы, должно быть, знаете, рисунками Вячеслава Зайцева в журнале «Спутник», преподнес их зрителям в качестве натурных съемок в Ферганской долине.

— Александр Петрович, давайте пока на несколько минут оставим дела нынешние, суетные и вместе перевернем календарь истории ровно на полвека назад. Именно тогда, в первом номере журнала  «Вокруг света» за 1946 год, появилась та ваша знаменитая статья «Взрыв», которой суждено было стать, по мнению некоторых исследователей, отправной точкой в развитии отечественной уфологии. Насколько я помню, свою версию о взрыве над Подкаменной Тунгуской инопланетного космического корабля чуть позже вы оформили в виде интересного научно-фантастического рассказа («Гость из космоса», 1948 год). Много воды с тех пор утекло. Появились новые оригинальные гипотезы, такие, как, скажем, о «заныривании» в этой точке небольшой черной дыры, вынырнувшей затем в Атлантике; о столкновении Земли с кометой; о сложных виражах небесного тела, оттолкнувшегося в воздухе от Земли (гипотеза Леонида Анистратенко); наконец, об отлете (а не приземлении) базового инопланетного корабля. Но вот читателям, я думаю, очень интересно было бы узнать, изменилось ли с той поры ваше личное мнение относительно разгадки этого феномена.

— Вообще-то я не консерватор, но в данном случае не вижу достаточно реальных альтернатив высказанному мною 50 лет назад предположению. По крайней мере, три фактора: сильная радиоактивная загрязненность, строго радиальный завал леса в самом эпицентре и постоянное отставание секундной стрелки в данной местности — неопровержимо свидетельствуют о том, что в 1908 году над Подкаменной Тунгуской взорвался искусственный космический объект, причем взорвался именно в воздухе, не долетев до земли.

Здесь я автоматически взглянул на часы: ну как под воздействием подобных разговоров и у меня начнут показывать не те цифры, которые положено. Взглянул — и понял: незаметно пролетело полтора часа — ни много ни мало 90 минут времени. А ведь моему достопочтенному визави 2 сентября исполняется столько же лет, значительная часть из которых он отдал служению Родине, нашей науке, армии, всем нам — людям планеты Земля.

Спасибо вам за все, многоуважаемый наш юбиляр. Мир вашему дому!

 

«Невероятный мир»,№ 54, сентябрь 1996