Когда страна изнемогает,

И от «реформ» тускнеет свет

Всем, кто в беду ее ввергает,

Скажи, народ мой, слово «Нет!»

 

«Я был и остаюсь коммунистом, голосую только за КПРФ — она не испугалась угроз и запретов, ее руководители не кинулись делить народную собственность, не крали, не строили дворцов...» Кто это говорит? Эти слова я слышу от потомственного польского дворянина, потомка ссыльного шляхтича по матери и именитого купца и заводчика, естественно, репрессированного в годы революции, — по отцу. Я беседую с человеком, который встретил 1917 год подростком, видел продразверстку и коллективизацию, индустриализацию и Великую Отечественную, возрождение народного хозяйства и «застой». А затем — уничтожение этого феноменального устройства общества в 1991-м, а потом и в кровавом 1993-м...

Печален сегодня мудрый старец, который ввел в наш язык слова «вертолет», «инопланетяне»... Человек, с чьими книгами связана юность нескольких поколений советских людей, кто реально приближал Победу в 45-м своим героизмом и научным творчеством. Писатель и ученый Александр Петрович Казанцев — замечательный современник XX века, автор десятков изобретений, гроссмейстер по шахматным композициям, творец фортепианных концертов, автор убедительной научной гипотезы о причинах тунгусского взрыва и один из создателей фильма «Воспоминание о будущем» и сегодня, в 93 года — работает! Его четыре документальных романа выходят в издательстве «Современник». Ему есть что сказать потомкам, уходящим в XXI век.

Главное — он говорит правду о том строе, на который пришлись лучшие годы его жизни. Он видел Буденного и Орджоникидзе, когда «пробивал» свои первые изобретения, он работал с величайшими умами России и мира. «Цель моя была ясна и совпадала с государственной — все силы отдать созданию непобедимой индустриальной державы, — вспоминает Александр Петрович, — но нужны люди для воплощения этой мечты. А побудить в крестьянской стране страсть к науке, изобретательству могли книга, кинофильмы и прежде всего — научная фантастика. Случай или закономерность привели меня в писатели-фантасты — судите сами».

...Кинофабрика «Межрабпомфильм» объявила конкурс на лучший сценарий научно-фантастического фильма, и молодому изобретателю Казанцеву предложили надиктовать стенографистке свои опережающие время идеи, а уж литератор-профессионал, мол, напишет сценарий. Но надиктованный текст не нуждался во вмешательстве литераторов. Сюжет его был таков: предсказанное астрономами столкновение Земли с космическим телом Аренидой по-разному встречено в разжиревших после Первой мировой США, население которых обреченно стремится «взять от жизни все» перед ожидаемым концом света, и в СССР, где ученые и инженеры готовят электропушку, чтобы уничтожить Арениду и спасти человечество. И они спасают его.

Какое провидение за несколько лет до Второй мировой войны, в которой именно Красной Армии, советской науке, всему народу предстояло спасти мир!

Первый роман Казанцева «Пылающий остров», а за ним целая череда романов, на которых росли бу­дущие победители в Великой Отечественной войне, это всегда — бой жутковатой апокалипсической фантастике Запада. Они были чрезвычайно нужны стране, понимающей, что война неизбежна, что только силой интеллекта и передового оружия можно победить самого жестокого врага.

Многие научные идеи Казанцева получали воплощение в разных видах оружия, в том числе и в знаменитой «катюше». Еще до войны его прозвали «партизаном от науки». Беспартийный инженер, руководитель таинственной лаборатории в Подлипках, действовал смело и самостоятельно. А с началом войны — тем более.

16 октября 1941 года они с другом — будущим академиком, между прочим, захватили опустевшее здание у Красных Ворот и занялись переоборудованием списанных полуторок и трехтонок в электрические «камикадзе» — управляемые на расстоянии танкетки-торпеды с несколькими десятками килограммов взрывчатки на борту. Они потом подрывали вражеские танки, дзоты и под Ленинградом, и под Керчью. Там, под Керчью, рядовой Казанцев из саперного батальона заменил убитого начальника переправы, зычно прокричав: «Команду переправой беру на себя!». И сам переправился через пролив на последнем катере, когда все войско успешно было переброшено на другой берег.

Дошел до 1945-го уже полковником. Госкомитет по обороне поручил ему демонтировать металлургические заводы Геринга в Австрии, на многих из которых стояло похищенное с советских заводов оборудование.

Он вступил в коммунистическую партию уже зрелым человеком, и остался верен ей на всю жизнь. Он и сегодня в строю. Пишет свои «злодневки».

«Всякая власть, сосредоточенная на деньгах, есть смерть».

«Возрождение — в бескорыстном труде равноправных граждан на благо Родины».

«Жизнь подчинена закону маятника. Россия уже прошла низшую точку, и потому на глазах возрождается наш дух».

«Победа труда неизбежна. Кто скажет другое — солжет».

Есть у него чисто выборные, которые можно, как листовки, клеить на стенах домов:

«Когда страна изнемогает,

И от «реформ» тускнеет свет,

Всем, кто в беду ее ввергает,

Скажи, народ мой, слово «Нет!»

 

Людмила ЖУКОВА.

«Советская Россия», 16 ноября 1999