"Третий глаз", № 6, 2001

Альберт Шатров

Писатель-фантаст Александр Казанцев

О ВРЕМЕНИ И О СЕБЕ

Из "Досье" "Третьего  глаза":

Александр Петрович Казанцев по праву считается корифеем отечественной научной фантастики. Он один из основоположников этого жанра у нас в стране. Сейчас Александру Петровичу 95 лет. Он пережил XX век. На его памяти - Первая мировая и Гражданская войны. От солдата до полковника он прошел Великую Отечественную, создал НИИ электромеханики, имеет ордена и медали. Он - лауреат III Всеевропейского конгресса фантастов (1976). Академик Международной Академии информатизации и Академии российской словесности. Несмотря на преклонный возраст, Александр Петрович продолжает писать. Совсем недавно вышел его двухтомник  воспоминаний ХХ веке – «Фантаст». Впереди новые творческие планы. Кажется само время не властно над такими людьми.

 

— Минуло уже 93 года с того дня, когда 30 июня 1908 года в Сибири упал неопознанный объект. Вы первым выдвинули гипотезу об аварии инопланетного корабля в районе реки Тунгуски. После стольких лет поисков причин тунгусской катастрофы, остается ли эта гипотеза все еще актуальной?

— Эта гипотеза всколыхнула тогда, в 1946 году, научные и любительские круги. Дело в том, что для Академии наук этот вопрос был закрыт: метеорит, мол, упал и утонул в болоте. Но, несмотря на это, на месте катастрофы побывало за эти годы множество экспедиций. А в 1998 году в Красноярске состоялось торжественное ученое собрание, где подводили итоги изысканий о тунгусской катастрофе. И секретарь комиссии по метеориту Академии наук В. Журавлев, сам из Новосибирска, написал мне, что из всех гипотез выделили только одну - гипотезу фантаста Казанцева. Только она наиболее полно отвечает всем аномалиям, которые были зафиксированы в районе катастрофы. В частности, она объясняет, почему тело перед взрывом совершило петлеобразный маневр: пролетело сначала с юга на север, затем - с востока на запад пока не взорвалось.

Экспедиция исследовательского объединения "Космопоиск", почетным председателем которого я являюсь, во главе с его координатором Вадимом Чернобровом побывала на месте и сделала открытие, которое прошло мимо внимания предыдущих поисковых групп. В эпицентре взрыва, как известно, деревья остались стоять, так как он произошел в воздухе. Вокруг же на территории равной Московской области все деревья были повалены. Так вот, оставшиеся стоять деревья оказались подвержены ожогу шаровой молнии. То есть взрыв сопровождался грандиозным электрическим разрядом! А это еще раз убеждает, что мы имеем дело с искусственным происхождением тела. Потому, я думаю, чем дальше мы будем заниматься этой темой, тем больше будет аргументов в пользу высказанной мной в рассказе "Взрыв" гипотезы.

— Необъяснимо большое число наблюдений неопознанных объектов в своих произведениях Вы объясняете тем, что так называемые пришельцы приходят в наш мир не с других планет и звезд, а, напротив, их базы находятся совсем близко - в параллельных пространствах, где время течет по иному. Расскажите об этом подробнее?

— По теории подобия, на которой построена кристаллография, наша Вселенная считается не трехмерной, а одиннадцатимерной. Представьте себе три трехмерных мира, разделенных как этажи дома, двумя измерениями-перекрытиями. Я убежден, что, как и предчувствовал Герберт Уэллс, мы живем на планете не одни. Существует, по крайней мере, три совершенно самостоятельных мира, в каждом из которых время течет по-разному. Если взять за образец колесо, то в древнем мире, "прамире", время течет как у ступицы колеса, мы находимся где-то в середине, а "неомир" ушел вперед - ход времени там идет как на ободе колеса. Соответственно, развитие трех миров тоже разное.

Прамир", находящийся в другом измерении, мы не можем ощутить, но сталкиваемся с ним, если не повседневно, то часто в виде тех, кто приходит оттуда в наш мир. Это огромные мохнатые существа - "снежные люди", "биг-футы" или "йети". Причем характерно, что, как утверждает исследователь этого феномена профессор Борис Поршнев, он в своих экспедициях не раз настигал "снежного человека" и даже якобы накрывал его сеткой, но тот исчезал, как бы проваливаясь сквозь землю. На самом же деле, он уходил в другое измерение. Дело в том, что эти существа сохранили атавистические свойства проникать через промежуточные измерения. И возможно, что они современники наших далеких предков, которые когда-то расселились по всем трем мирам, но в одном они в своем развитии отстали, в другом же, наоборот, - ушли далеко вперед.

В "неомире" же цивилизация постигла атавистические свойства, и ее обитатели используют их в виде так называемых «летающих тарелок». И если "снежные люди" приходят в наш мир полакомится корой деревьев, которые, видимо, у них не растут, то из "неомира" к нам прилетают по необходимости, а не из из любопытства.

— В чем же эта необходимость заключается?

— Зная, что мы овладели такой опасной игрушкой как ядерное оружие, они боятся, что у нас произойдет тоже, что случилось с планетой Фаэтон. Эта планета, орбиту которой между Юпитером и Марсом открыл Кеплер, не могла взорваться изнутри - в этом случае осколки полетели бы по эллиптическим орбитам. Не могла она столкнуться и с другим космическим телом, потому что оба тела также полетели бы по эллиптическим орбитам. Однако все осколки остались на орбите, по которой двигался Фаэтон. Вероятно, он погиб из-за страшного взрыва, произошедшего в окружающей планету среде - воздухе или океане.

В 1967 году на встрече писателей с великим физиком XX века Нильсом Бором, во время его визита в нашу страну, я задал ему вопрос: "Допускаете ли вы, профессор, что высокоразвитые - но безумные в своем развитии - существа, обитавшие на Фаэтоне, могли затеять межконтинентальную ядерную войну? Допускаете ли вы, что они взорвали мощнейшие ядерные устройства в глубине океана и вызвали взрыв силы, находящейся в океане, - а именно выплеск энергии перехода водорода в гелий, что доступно при очень высоких температурах, которая развивается при этом?" Нильс Бор сказал, что не исключает подобного, добавив, что "все равно ядерное оружие надо запретить".

Поэтому "летающие тарелки" бывают у нас постоянно. Наши соседи из "неомира" опасаются, что наша полудикая цивилизация, - я не боюсь ее так назвать, потому что мы до сих пор не можем прекратить войны, - поступит также. Когда произошли взрывы над Хиросимой и Нагасаки, именно там появились "летающие тарелки", которые, видимо, изучали произошедшее. И они очень боятся, что мы можем перейти тот уровень, который переступил когда-то Фаэтон. Ведь если мы погубим себя, то погубим и их, потому что они живут на той же самой планете. И моя гипотеза о трех мирах имеет полное право на существование, предостерегая людей от возможных последствий их безумных поступков.

— Фантасты века XX много надежд - научно-технических и социальных – возлагали на текущий XXI век. На ваш взгляд оправдываются ли эти ожидания?

— Я написал два романа о великом предсказателе Нострадамусе. Не берусь назвать себя его учеником, боюсь предсказывать что-либо. Я старый коммунист, который не вышел из партии, когда партия вышла из самой себя. И я утверждаю: у нас никогда не было коммунизма. Коммунизмом у нас прикрывались негодяи, стоящие у власти. Точно так же, как и христианством, которое во многом совпадает с коммунистическим учением, прикрывались в своих злодеяниях инквизиторы, сжигая великих людей, таких, как Джордано Бруно и другие. Нам необходимо поднимать нравственное здоровье народа, его надо воспитывать. А у нас воспитатель на десятом, если не на сотом месте: ему можно годами не платить зарплату. А как можно воспитать ребенка, если родители страдают алкоголизмом? Но я уверен, что через многие годы, пускай через тысячелетия, когда нравственность народа будет поднята, коммунистическое учение, как самое справедливое, восторжествует. Но это будет не в XXI веке. Он лишь продолжение века XX. К сожалению, ни весь XX век, ни начало XXI не внушают больших надежд. Человечество разобщено, и даже ссылаясь на бога, оно идет безбожным путем. Нужен нравственный подвиг всего народа - это придет. Я оптимист и убежден в этом. Я не согласен с Нострадамусом, который говорит о конце мира, но оговаривает, что его не будет, если человечество станет иным. Человечество должно стать иным. И в этом заключается моя философия фантаста.

— Какие у Вас творческие планы на будущее?

— Мне хотелось бы написать роман под названием "Прометей", где, опираясь только на реальные факты, я хотел бы рассказать о появлении в Египте бога Тота. Этот бог мудрости обучил египтян математике и другим наукам. Тот встретился с Пифагором, который приезжал в Египет. А когда Пифагор полученные от Тота знания передавал Греции, то там это было воспринято как похищение знаний у богов. Отсюда и название романа, в честь мифического героя, похитившего у богов огонь и передавшего его людям. Но главное, бог Тот утверждал, что он с Сириуса, что вместе со своими соратниками он покинул, как разведчик, свою планету. У них было три солнца, одно из которых должно было взорваться, уничтожив планету, с которой и прилетел Тот. Соратники же Тота остались у негритянского племени догонов. Сообщалось, что пришельцы с Сириуса обучили когда-то жрецов догонов строению Вселенной и атома, а также прочей мудрости. Бесспорным остается и то, что в основу календаря египтян положен пятидесятилетний цикл - время обращения Сириуса вокруг Земли. И вот эти реальные факты дают возможность фантазировать.

Еще одна область, которая должна выйти отдельной книгой, - "неизвестные стихи известного фантаста". Это стихи, которые я главным образом печатал не под своим именем - под псевдонимами или вкладывал в уста героев своих романов. Вот что я могу сказать о своих будущих возможных планах.

 

Беседовал Альберт Шатров

("Третий глаз".-№6, 2001)