«Молодой ленинец» 20 сентября 1986 года

В. АВИНСКИИ,

участник XXI Чтений К. Э. Циолковского

 

К 80-летию известного советского писателя-фантаста АЛЕКСАНДРА КАЗАНЦЕВА

Ответ может дать «Черный принц»

Вопрос о возможности контакта внеземных цивилизаций с человечеством становится все более популярным среди ученых и широкой общественности.

Ну, а что же фантасты, по-прежнему верны идее контакта?

Мы думаем, лучше всего на этот вопрос сможет ответить известный советский писатель-фантаст Александр Казанцев. Он впервые высказал предположение, что причиной знаменитой тунгусской катастрофы в 1908 году был ядерный взрыв в результате аварий инопланетного космического корабля. Немало лет отдал писатель популяризации идеи контакта с инопланетными цивилизациями. По поводу его идей и гипотез идут споры. Спорными, возможно, покажутся и некоторые его мысли, высказанные в ходе беседы с кандидатом геолого-минералогических наук В. Авинским.

Но бесспорно одно: встреча с Александром Казанцевым должна заинтересовать читателей.

Александр Петрович, все ваше творчество в той или иной степени связано с идеей контакта с внеземными цивилизациями. Каким образом вы увлеклись темой пришельцев из Космоса?

— В начале августа 1945 года я по радио услышал описание взрыва, слышного за сотни километров, огненного шара, который был ярче солнца, грибовидного облака, всплывшего над землей. Взрыв вызвал сотрясение земной коры, зарегистрированное сейсмостанциями. Это был взрыв американской атомной бомбы в Японии. Как и многие люди доброй воли, я был потрясен самим фактом применения такого чудовищного оружия массового уничтожения, не делающего чести человеческой цивилизации.

Но сейчас речь о другом. Меня заинтересовало сходство явлений, сопровождающих взрыв атомной бомбы, с явлениями, сопровождающими тунгусскую катастрофу.

Я тогда руководил научно-исследовательским институтом. Связавшись со специалистами; попросил сравнить сейсмограммы тунгусской космической и японской атомной катастроф. Оказалось, что они похожи, как близнецы. Обнаружилось полное тождество и других деталей взрыва.

Падение метеорита на землю не подтвердилось. Не было типичной метеоритной воронки, на корню стояли деревья, потерявшие кроны, а по периферии от эпицентра на огромной территории лес был повален, деревья лежали радиально, корнями к центру катастрофы. Я пришел к выводу, что взрыв произошел не на земле, не от удара о землю, а в воздухе. А так как я находился под впечатлением атомного взрыва, то и предположил, что тунгусская катастрофа связана с ядерным взрывом.

Игорь Евгеньевич Тамм, лауреат Нобелевской премии, сказал мне, что гипотеза ядерного взрыва едва ли может быть принята наукой, так как метеорит или другое космическое тело так взорваться не могут. Для этого они должны быть идеально химически чистыми, то есть состоять из урана-235 или плутония. Но эти вещества могут быть получены только искусственно.

Мы живем в такое время, когда вчера еще фантастическая гипотеза сегодня на наших глазах становится научным открытием. В связи с этим вопрос к вам: каковы, на ваш взгляд, взаимоотношения фантазии и науки? Фантастов и ученых?

— Достижения нашей цивилизации выдвинули науку и технику на одно из ведущих мест в жизни человека. Люди задаются вопросом: а что же  дальше? И за ответом идут к тем, кто думает о будущем, т. е. к фантастам. Без фантазии нет науки. Beдь без фантазии ученый не может ничего создать. Это может показаться парадоксальным, но ученые в большей мере фантасты, чем писатели. Я утверждаю, что тунгусская катастрофа — неудавшийся контакт, и это воспринимают как фантастику. А вот советский астрофизик И. Шкловский и его американский коллега К. Саган пришли к выводу, что Земля посещалась инопланетянами-исследователями, по меньшей мере 10 тысяч раз. Ошеломляющий вывод. Я бы, например, об этом не решился высказаться. Правда, затем И. Шкловский, в отличие от Сагана, переменил свои взгляды, допуская, что жизнь во Вселенной возникла только на Земле. Фридрих Энгельс, как и большинство современных ученых, придерживала этого взгляда.

В практике ЦРУ заведено знакомиться со всеми фантастическими произведениями советских авторов в надежде, что они раскрывают замыслы, наталкивающие на осуществление новых технических решений и идей.

Мы, писатели-фантасты стремимся в своих произведениях сосредоточить внимание читателей не столько на всевозможных научных идеях, прогнозах, сколько на образе человека, носителя этих идей, образе той социальной среды, в которой он живет или будет жить.

Этого человека я и стремился показать в своих последних романах «Фаэты», «Сильнее времени», «Купол надежды».

— Есть точка зрения, что при рассмотрении памятников материальной культуры и необъяснимых явлений, которые многие склонны считать доказательством былых контактов, сначала необходимо исчерпать все земные, естественные объяснения, а потом уже привлекать «пришельцев». Насколько правомерна в век научно-технической революции подобная методология: сначала земное, а потом...

— Нередко мы все пытаемся объяснить с позиций естественного происхождения, даже в самом космосе. Игнорируется возможное проявление разума как элемента, существующего во Вселенной. Научный ли это подход? Например, чтобы природу пульсара объяснить как явление, естественное, требуются невероятные усложнения. Гораздо проще и, если хотите, естественнее объяснить их природу с позиции проявления деятельности разумных сил. Ныне известны «космические мистерии» типа неразгаданных радиосигналов. Их происхождение неясно. В древности все объяснялось просто: так создал бог — за 6 дней, на седьмом отдыхал. А теперь ученые, по моему, излишне увлекаются объяснением непонятных явлений на Земле и в космосе с позиций «естественного».

— Какие явления могли бы, на Ваш взгляд, служить бесспорным аргументом, доказывающим факт посещения Земли «инопланетянами»?

— Я склонен думать, что статуэтки догу являются серьезным подтверждением контакта. Созданные на японских островах 5 тысяч лет назад, они имеют все элементы космического костюма. Их прототипами были «боги», сошедшие с неба. В США опубликована, даже целая  монография Грина, исследовавшего древний космический костюм  «догу».

Вполне возможно, что на многие вопросы можно ответить, исследовав один из спутников Земли, который обращается в противоположную  сторону, чем все спутники, запущенные в СССР и США. На Западе его называют «Черным принцем». О его существовании я узнал от крупного американского ученого, специалиста по слежению за искусственными спутниками Земли, Жака Валле, с которым опубликовал совместную статью в «Технике молодежи» в августе 1966 года. Там был абзац о «Черном принце», включенный Валле. Впоследствии было лишь несколько упоминаний о подобном космическом теле. Скептики склонны отнести этот «спутник» к числу «спутников-шпионов», которые запущены на высоту больше 30 тысяч километров от Земли. Но тогда время его оборота вокруг Земли будет меньше, чем сутки, и относительно его движение по отношению к какому-нибудь объекту на Земле будет с запада на восток. К сожалению, пока никто не заинтересовался такими спутниками Земли с точки зрения их возможного неземного происхождения. Хотя за рубежом сейчас уделяют много внимания гипотетическому спутнику Луны, который отвечает на получаемые им радиосигналы, отвечает в виде повтора полученных сигналов, однако с задержкой, которую можно рассматривать как своеобразный код (эффект Штермера, обнаруженный еще в двадцатых годах и интенсивно изучаемый сейчас, в частности, в Англии).

Как бы то ни было, будь «Черный принц» спутником Земли или Луны (это безразлично), нас интересует то, что он снабжен приборами отнюдь не естественного происхождения. Космонавтика достигла ныне такого уровня развития, когда вопрос об исследовании космических объектов искусственного (возможно) происхождения может, быть поставлен в повестку дня науки уже завтрашнего дня.

— В заключение, традиционный вопрос. Каковы ваши творческие планы как писателя и как энтузиаста поисков следов ВЦ на Земле?

— В данный момент мои планы связаны с изобретательством и... шахматами. Я член редколлегии журнала  «Изобретатель и рационализатор» и международный мастер спорта СССР по шахматной композиции. Это дало возможность создать книгу о творчестве изобретателя, которому в его поисках помогают шахматы, в частности, шахматная композиция. («Дар Каиссы», «ФиС», 1975 г.). Завершил я и роман мечту «Купол надежды», посвященный памяти дважды Героя Социалистического Труда, академика А. Н. Несмеянова. Если говорить о проблеме населенного космоса, то многое из того, что мог, я уже сделал, поставив кинофильмы «Планета бурь», написав «Ступени грядущего», «Внуки Марса», «Сильнее времени», «Фаэты». Но я не думаю, что мне удастся уйти от этой проблемы в дальнейшем. Я фантазирую на реальной почве. Моя сверхзадача — привлечь внимание к интереснейшим проблемам.

В. АВИНСКИИ,

участник XXI Чтений К. Э. Циолковского