История о сумасшедшем открытии

 

А. П. КазанцевПалеоконтакт - гипотеза о посещении в древности нашей планеты пришельцами из космоса. Годами изучает эту проблему известный писатель-фантаст Александр Петрович КАЗАНЦЕВ. Его научно-фантастические романы и рассказы-гипотезы широко известны во многих странах мира. Они вдохновили сотни исследователей на поиски следов посещения инопланетян в различных уголках Земли, увлекли тысячи людей проблемами физики и математики.

Многие из гипотез, например, предположение, что на Тунгуске потерпел катастрофу космический корабль, или что статуэтки догу, которым около 4500 лет, изображают людей в скафандрах, уже известны народным массам. Григорий Пенкнович предлагает вашему вниманию менее известную историю предполагаемого контакта с инопланетянами, рассказанную А. П. Казанцевым.

 

- Александр Петрович, я знаю, вас многие годы волнует проблема Стоунхенджа, о многом вы уже поведали читателям, но, чувствую, что у вас есть что-то особенное в письменном столе...

- Стоунхендж, как известно, - это каменная астрономическая обсерватория, находящаяся на Солсберийской равнине в Англии. Но прежде чем говорить непосредственно о Стоунхендже, я должен рассказать удивительную историю, приключившуюся со мной, И о которой я нигде не писал.

Было начало 70-х годов. В ту пору я работал заместителем председателя Комитета по изучению НЛО. Другим заместителем был покойный Ф. Ю. Зигель. Правда, этот комитет просуществовал месяц и четыре дня, потом его прикрыли: то были времена - не чета нынешним. Впрочем, и за короткий срок мы успели собрать немало интересного материала. Именно тогда, например, я обнаружил в своем почтовом ящике тетрадь, написанную каллиграфическим почерком. Она содержала анализ плана Стоунхенджа и показывала, что в самом плане, который создавали четыре тысячи лет назад, закодированы все параметры Солнечной системы: диаметры планет, расстояния между ними и многое другое. Спустя десять дней в том же ящике я обнаружил вторую анонимную тетрадь – продолжение исследования.

Оно показалось мне интересным, и я хотел опубликовать его в ежегоднике «На суше и на море». Но кто автор?

Прошло еще несколько дней. И, как помнится, на праздник, 9 мая, в почтовом ящике оказалась третья тетрадь. В ней показывалось, как на основе анализа уникального графического ключа – пентаграммы Стоунхенджа, построенной неизвестным автором тетрадей, можно вывести мировые константы, одинаковые для микро- и макромира.

Наконец, на третий день после этого послания раздается телефонный звонок, слышу голос в трубке:

- Скажите, пожалуйста, написанное в тетрадях, по-вашему, совершенная ерунда?

- Говорю, что нет, напротив, мне было очень интересно познакомиться со столь необычными выкладками.

Мы договорились о встрече. Несколько часов томительного ожидания, звонок в дверь...

На пороге я увидел маленького человечка.

- Меня зовут Валентин Фролович Терешин, - сказал человечек, работаю армейским программистом по обеспечению электронного оборудования.

Честно сказать, я не поверил - соображая, что в армии люди столь маленького роста не служат. Но отвез Терешина к профессору М. М. Протодьяконов, который должен был перевести текст тетрадей на научный язык. Профессор начал проверять научные выкладки, содержащиеся в тетрадях, тригонометрическим методом. И каково же было наше удивление, когда выяснилось: Терешин не имеет никакого представления о тригонометрии.

Когда мы ехали от Протодьяконова, я спросил своего необычного знакомого:

- Как вы, не зная тригонометрии, могли провести такое исследование?

- Вы думаете, это я? Это ОНИ мне внушили, - таков был ответ Терешина.

В свою очередь, он спросил меня:

- Знаете, почему я пришел именно к Вам? В одном из рассказов вы написали о своей встрече с человеком, похожим на меня, такого же роста, передавшим вам таинственные письмена. Вот я решил на самом деле прийти к вам.

Позднее он как-то поинтересовался:

- Скажите, вы приняли меня за марсианина, когда я пришел в первый раз?

Я ответил, что действительно принял его за марсианина.

- Напишите рассказ о нашей встрече, - попросил Терешин, и пускай его авторами будут - вы и Мариан Сиянин, то есть - марсианин, я. Но мою настоящую фамилию не называйте.

Такой рассказ - «Колодец лотоса» - действительно вышел под моей фамилией и под фамилией Мариана Сиянина. В нем дана подробная расшифровка Терешиным задачи древнеегипетских жрецов храма бога Ра, раскопанного в 1912 году в Египте.

- Ну а что, интересно, было дальше?

- Я познакомил «марсианина» с кандидатом геолого-минералогических наук В. И. Авинским. Владимир Иванович очень заинтересовался сенсационными открытиями Терешина, они стали изучать проблему вместе, причем уже тогда были уверены в непосредственном влиянии пришельцев на создание древнейшей обсерватории Стоунхенджа. Их работа была опубликована в ежегоднике «На суше и на море».

Терешнн был очень необычным человеком, даже немного не в себе, как и все экстраординарные люди. Помнится, однажды он прибегает ко мне: «Спрячьте меня, пожалуйста, меня хотят отправить в сумасшедший дом». Это В принципе было возможно, расскажи он на работе о своих исследованиях, пришельцах и прочих вещах. В январе 1974 года его, впрочем, все же уволили по неизвестной мне причине. Он стал сторожем на складе.

Но идеями Валентин Фролович по-прежнему фонтанировал. Однажды он пришел ко мне с написанной им «Одой о «пи». На основе этой «Оды» в журнале «Наука и Жизнь» появилась статья В. Ф. Терешина и профессора М. М. Протодьяконова о совершенно новом способе графического получения числа «пи».

В последний раз Терешин принес расшифровку обыкновенного журнального ребуса. Но расшифровал его по каким-то немыслимым законам и по этой расшифровке доказал, что инопланетяне якобы посещали Землю! Я это категорически отверг, сказал, что нас засмеют, если мы будем выступать с такими «доказательствами».

Реакция Терешина превзошла все ожидания. Он тут же распрощался со мной, а через некоторое время прислал письмо, в котором писал, что порывает со мной отношения. Потом он покинул Москву, занимался, чем придется, - например, клал печи по деревням. Года 2-3 назад прислал мне письмо, полное самых непристойных выражений. Вскоре второе. И тогда я наконец понял, что Терешин сошел с ума... Жаль, очень талантливый человек. И где он интересно сейчас? Жив ли?..

- Александр Петровнч, будем надеяться, что публикация этой истории поможет отыскать следы Терешина. А сейчас нельзя ли подробнее рассказать о сути математических выкладок Терешина и Авинского?

- На плане Стоунхенджа, как я уже говорил, Терешин построил пентаграмму, вписав ее в окружность самого Стоунхенджа (его каменные плиты расположены по кругу). Оказалось, что соприкосновения линий этой пентаграммы с внешней окружностью Стоунхенджа пропорциональны диаметрам планет Солнечной системы. Авинский продолжил работу, построив в пентаграмме треугольник, и угол при его вершине условно назвал углом альфа, который равен 32,72°. Затем он построил такую же, как и в Стоунхендже, пентаграмму на сечении земного шара и показал, что все трещины в земной коре кратны углу альфа. В результате открыт новый закон природы: все в мире кратно и подчинено альфаметрике, как окрестил новый закон Авинский. Больше того, если построить пентаграмму на разрезе земного ядра (геологам известен его диаметр) и вывести точки соприкосновения пентаграммы с внешним диаметром Земли, то эти точки явятся точками наибольшего напряжения, где сосредоточиваются полосы нефтяных залежей! Большинство из них до сих пор не обнаружены, известные же точно лежат в указанных местах.

 

Григорий Пенкович ("Юный техник", № 10, ~1995)