СОБСТВЕННОЕ МНЕНИЕ

ВОЗДУШНЫЕ ДЕНЬГИ

не фантастика

 

Две с лишним тысячи лет назад спартанский царь Ликург, отец античной демократии, изобрел ТЯЖЕЛЫЕ ДЕНЬГИ. Стремясь изжить подкуп властей, он решил деньги делать, как мельничные жернова, чтобы их было невозможно передать в виде взятки из рук в руки, пряча под туникой.

Коррупция не менее древнее явление, чем проституция! Все преступления делаются РАДИ ДЕНЕГ начиная с карманного воришки, кончая главарем мафии и продажным премьер-министром.

Мы тешились десятилетиями, что ТАК только у них там, в капиталистическом загнивающем мире.

А пораженным этим социальным злом оказалось и наше социалистическое общество, не успевшее уже при нашем поколении построить коммунизм, когда деньги не понадобятся. Теперь признано у нас существование и ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ, срастания преступного мира с партийным и государственным аппаратом.

Высшим органом власти, заимствуя практику западных парламентов, включая парламентские каникулы, создана комиссия по борьбе с преступностью. Она заседает (даже и в каникулы), а преступность растет. И ради чего! Ради денег, которые у нас в отличие от ликурговских не надо перевозить в подводах, а можно вынести в аккуратненьком дипломате, положить в кубышку или в Сбербанк «на предъявителя». Так одной рукой мы замахиваемся на преступников, а другой поддерживаем их под локоток.

Что ж делать! Может быть, изобретать, коль скоро старые приемы не срабатывают! Ведь все, что окружает нас, изобретено. Даже системы управления и методы «теневой экономики!» Всякое изобретение опирается на аналоги и прототипы. Иголки с ушком были известны, но перенесение отверстия к острию — стало великим изобретением века. Для мыслящего человека в интересующей нас области аналоги и прототипы в мировой практике известны.

На западе, да и у нас в стране, все шире применяется БЕЗНАЛИЧНЫЙ РАСЧЕТ, кредитные карточки, чеки. Однако лишь наряду с обращающимися денежными купюрами. Можно производить расчет и безналичным способом, и за наличные. Одной рукой вытаскиваешь, другой топишь!

Есть мудрая поговорка: «Ничего не делай наполовину». Например: прыгать через канаву или нырять, не выныривая. Это в полной мере надо отнести и к перестройке, и к демократии, к хозрасчету и гласности (когда кое-где делаются попытки заблаговременно скорректировать закон о печати, заменяя государственную цензуру ведомственной!!

Та же беда сейчас и с безналичным расчетом! Пусть лучше совсем не будет денежных купюр!

Представим себе МИР БЕЗНАЛИЧНОГО РАСЧЕТА. Нет денежных купюр, осталась лишь разменная монета для платы за проезд и мелкие покупки. Крупные же производятся в магазинах с помощью чеков и чековых книжек, именных и закодированных (передавать или красть — бессмысленно!). Их получают в сберкассах, куда безналично перечисляются и зарплата, и гонорар, и премии, и другие законные доходы.

На рынках торговля (за исключением мелочной на разменную монету) тоже будет не за наличные, а через рыночные кассы для группы продавцов (ряда). Покупатель оформляет о них свой чек, получая взамен торговый чек, передает его продавцу взамен товара, продавец же в конце дня сдает в кассу выручку в виде товарных чеков дня перечисления вырученной суммы на свой счет. Кооперативная торговля ведется по тем же принципам через групповые товарные кассы и сберкассы, ведущие счета кооператоров.

Пусть это несколько хлопотнее, но этой ценой достигается многое — ОЗДОРОВЛЕНИЕ ОБЩЕСТВА!

Я проконсультировался с философами, экономистами, юристами и финансистами, даже с руководством Государственного банка. Все, качая головами, одобрили... как утопию! Но желанную! Лишь один бывший руководитель банка воскликнул: «Это сколько же финансовых работников понадобится, да преступники все равно что-нибудь придумают!» Так стоит ли страшиться изобретательности воров и жуликов, когда сейчас им можно грабить и нас, и государство, не задумываясь!

Слов нет, все это надо глубже продумать, решить, сколько понадобится (на первое время) счетных работников, пока к ним не придут на помощь электронные машины. Но вовсе не надо ждать всеобщей компьютеризации, чтобы покупать по лично подписанным чекам покупателям из собственной закодированной для него чековой книжки. Кассовый аппарат магазина прокомпостирует чек, отмечая остаток на книжке. А этот чек обретает силу единовременного денежного знака, пригодного лишь для отчета за проданный товар или билет, оказанную услугу службой быта или в виде оплаты за квартиру и пр. Пусть понадобится больше приспособленных для этого касс (их могут произвести, скажем, заводы оборонной промышленности), больше кассиров. Но меньше потребуется милиции, следственных и судебных органов, тюрем и лагерей, войск охраны.

И немаловажным итогом нововведения будет и то, что в безвыходном положении окажутся наркоманы и наркобизнес, которые становятся опаснейшей язвой общества и у нас, и за рубежом. Уверен, что только лишь из-за одного этого на подобную реформу решатся и другие страны.

Такая реформа может оказаться спасительной для нравственного здоровья наций. Непросто будет перевести на вклады награбленные миллионы!

 

 Журнал "Изобретатель и Рационализатор", № 9, 1990