Глава пятая

КРОВЬ

 

Яр Альт, сверхофицер Охраны Крови, гордился тем, что ко дню совершеннолетия за проявленный им характер получил имя своего дяди по матери, самого диктатора Яра Юпи.

В отрядах Охраны Крови, куда направил его диктатор, он подтвердил свое прозвище. Грубый, вспыльчивый, готовый ударить, даже убить, он презирал чужие взгляды и не терпел возражений.

Именно поэтому диктатор давал ему наиболее важные поручения. И Яр Альт совсем не случайно встречал на корабле сына правителя Даньджаба, прибывшего со своим секретарем. Прикрывшись тогда обычной для охранников грубостью, он "проверял" приехавших, решив не выпускать их из виду.

Наконец, как и ждал того Яр Альт, в святилище появились молодые фаэты и их спутники.

Во время импровизированной брачной церемонии под сводами Храма, кроме няни и секретаря, был еще один невидимый свидетель, в ярости грызший ногти. Он не смог сдержать стона, словно повторяя, подобно прислуживающим жрецам, возглас старца:

- Да будет так!

Яр Альт не смог добиться у Мады "полного психо-жизненного контакта", а этот чужестранец-полукровка достиг его без всякого усилия. В глубине души Яр Альт считал, что он мог бы стать совсем иным фаэтом, коснись его ответная любовь. В нем бы расцвели нежность, чуткость, доброта... если бы прекрасная длиннолицая, которую он избрал, не ответила ему горделивым пренебрежением. И потому Яр Альт возненавидел мир.

И вот теперь, страшась и стыдясь своего стона, он держал себя в руках, чтобы выполнить долг.

Он выждал, пока Мать Луа увела новобрачных и горбуна в потайной ход, проследил за тем, как Ум Сат ушел к себе в келью, и только после этого рискнул подойти к скрытой двери.

Он напряг всю свою волю, приказывая стене раскрыться. И вздохнул облегченно. Стена раздвинулась, образовав проход. Яр Альт нырнул в него.

Преступники не должны были далеко уйти. Биотоки сверхофицера Крови подействовали. Он настигнет их еще в подземелье, не даст укрыться во дворце.

Он побежал по коридору, но проклятые лампы зажигались и гасли сами собой. Он остановился, поняв, что они выдадут его. Достаточно кому-нибудь из преследуемых оглянуться... Если бы влюбленные могли подозревать, мимо чего проходят! Мимо галерей Центрального пульта! Мимо сердца войны распада!

Почему же не срабатывает сигнализация тревоги? Или всему виной биотоки мозга круглоголовой, которую автоматы признают за свою, как и его, сверхофицера Охраны Крови? Так размышлял Яр Альт, догоняя уходящих. Вдруг он резко остановился.

В сторону, круто спускаясь, отходила галерея, по которой тянулся кабель в красной оплетке. Яру Альту показалось, что в этой галерее, которая вела совсем не во Дворец диктатора, только что погас свет. Не горбун ли свернул к Центральному пульту? Зачем?

Дух захватило у Яра Альта. К пульту подбирались враги! Теперь речь шла уже не только о чистоте крови, а об угрозе всей Властьмании!

Ни о чем больше не думая, Яр Альт тоже свернул в галерею и сломя голову бросился по спуску. Ему преградила дорогу глухая Стена. Сам собой зажегся свет, и на гладкой поверхности проступил символ "высших" - спираль. Яр Альт никогда не бывал здесь и не знал, сумеет ли открыть дверь в Стене. Страх и гнев удесятерили силу его взгляда, устремленного в центр спирали. Мгновение, пока сработали автоматы, показалось ему мучительно долгим. Но Стена раздвинулась. Положение сверхофицера Охраны Крови помогло. Биотоки мозга были знакомы и этим автоматам.

Яр Альт ринулся в образовавшийся проем.

Через короткое время он увидел идущих впереди секретаря и няню.

Он вынул пистолет с отравленными пулями. Даже легкая царапина парализовывала раненого.

Без предупреждения Яр Альт выстрелил в спину горбуну. Тот вздрогнул, но устоял на ногах. Пуля отскочила от его горба и рикошетом ударилась в стену.

Альт выстрелил еще и еще раз. Удары пуль все-таки бросили секретаря на колени.

Яр Альт не спеша подошел, ожидая, когда противник затихнет.

Но тот, повалившись на спину, неожиданным ударом ноги выбил оружие из рук Яра Альта. Оно загремело по каменным плитам.

Альт кинулся на пытавшегося встать противника, силясь прижать его к полу.

У Куция Мерка не было никакого оружия. Он намеренно не взял его, остерегаясь возможных обысков, которые могли бы сорвать весь его замысел. Обладая недюжинной силой, он без труда справился бы с более легковесным противником, не мешай ему тяжкий груз за спиной.

Яр Альт выхватил длинный стилет, служивший ему личной антенной в системе связи Охраны Крови. Обняв горбуна, тяжело дыша ему в лицо, он ударил стилетом в спину. Но острие скользнуло по чему-то твердому, распоров одежду.

Яр Альт подумал только о пулезащитной броне, ни о чем другом. И в этом было несчастье не только для него.

Почти без надежды на успех Яр Альт ударил врага стилетом в грудь. Странно, но спереди у горбуна защитной брони не оказалось. Стилет вошел прямо в сердце Куция, и тот, ослабив объятия, откинулся навзничь. По камням расплылась лужа крови.

Яр Альт вскочил и пнул горбуна ногой. И только после этого обернулся к Матери Луа.

Но ее не было. Подобрав оружие Альта, она скрылась во время короткой схватки, чтобы предупредить, спасти Маду.

Яр Альт побежал и сразу наткнулся на глухую Стену. Он вперил злобный взгляд в центр спирали, он она не дрогнула. Яр Альт понял, что Мать Луа стоит по другую сторону двери и напряжением воли приказывает двери не открываться. Вот почему автоматы не реагируют на его приказ!

Так началась схватка между Яром Альтом и Матерью Луа. Разделенные крепкой преградой, они неистово вглядывались в центры двух спиралей. Запрограммированные автоматы были парализованы противоположными волями.

Яр Альт покрылся каплями пота, пена выступила на его губах.

Убить Куция Мерка было легче, чем сладить с проклятой колдуньей. Он-то знает, что она сочиняла запретные песни. Таких когда-то сжигали на кострах.

Наконец Стена дрогнула, разошлась, образовав щель, но тотчас захлопнулась. Яр Альт успел увидеть няню. Счастье, что она не сообразила выстрелить в него. При одной мысли об этом у Яра Альта мурашки пробежали по спине. Он не заметил, в каком она была изнеможении.

Стена то вздрагивала, то замирала. Яр Альт скрежетал зубами. Ошибка Матери Луа подсказала ему план действий. Теперь он хотел совсем немногого: чтобы щель приоткрылась хоть на мгновение. Но сам он, конечно, не окажется перед щелью.

Пот заливал ему глаза. В диком исступлении продолжал он сверлить взглядом центр спирали, приказывая стене открыться. Он приготовился, занес левую руку назад, чтобы метнуть стилет.

Мать Луа почти теряла сознание. Руки ее беспомощно свисали вдоль тела. Она понимала, что от ее силы воли сейчас зависит и собственная жизнь, и жизнь любимицы.

Няня покачнулась. Стена приоткрылась совсем немного. Яр Альт, ожидавший этого, метнул в образовавшуюся щель свой стилет, и тот пронзил горло круглоголовой. Взгляд ее потух, и стена раздвинулась.

Яр Альт перепрыгнул через упавшую няню. Он вырвал стилет из ее горла и побежал по коридору. Через несколько шагов он спохватился, что не отнял у Матери Луа пистолет, хотел вернуться, но раздумал, торопясь догнать Аве Мара и Маду. Предательнице, которая, свернув в сторону, повела злоумышленника к Центральному пульту, не уйти от возмездия!

Яр Альт бежал по подземному коридору, и свет зажигался при его приближении, потухая за его спиной.

Стена уже перед самым дворцом еще раз преградила ему путь, но открылась, едва он взглянул на спираль.

Он оказался во дворце. Монастырское здание, переделанное для диктатора, носило черты старой архитектуры. Низкие сводчатые потолки, щелевидные окна от пола до потолка.

Залы были пышно убраны для парадных сборищ, которые теперь не устраивались из-за боязни покушений на диктатора.

Яр Альт знал, как пройти на половину Мады. Тонкий вкус и женская рука сумели здесь преобразить суровые кельи и молельни. Ворвавшись в одну из них, отделанную голубой тканью и серебристыми шнурами, Яр Альт налетел на Аве и Маду.

Мада прибирала волосы. Вне себя от гнева она обернулась и топнула ногой.

- Как осмелился ты, низкий робот Охраны, ворваться ко мне!

Яр Альт осыпал Маду угрозами.

- Замолчи, грубиян! - вспылил оскорбленный Аве Мар, поднимаясь во весь рост.

Мада прикрыла его собой:

- Прочь отсюда, гнусный робот! Ты не стоишь и волоса с головы моего мужа!

- Мужа? - нагло расхохотался Яр Альт. - В живых не осталось бесстыжих свидетелей вашей позорной церемонии, прикрываясь которой враги "высших" затеяли уничтожить наш континент.

- Кровь на руках и клевета на языке - вот твоя сущность! Что ты можешь знать о доброте, любви и благородстве?

Яр Альт грубо оттолкнул Маду и бросился со стилетом на безоружного Аве.

Тот ударом ноги отбросил его. Падая, Альт ухватился за Маду и повалился вместе с ней, норовя ударить ее стилетом.

Аве Мар успел ухватить его руку и вывернул так, что стилет разорвал камзол на самом Яре Альте.

Яр Альт был опытен в драках, Аве Мар - в спорте. Они сцепились, покатившись по древней молельне. На ковре оставались кровавые пятна.

Мада в оцепенении смотрела и не могла понять, чья это кровь? У Аве все лицо было вымазано ею.

Яр Альт несколько раз уколол Аве стилетом, но никак не мог размахнуться для смертельного удара. Аве Мар вскочил на ноги, схватил тяжелое кресло и бросил в противника. Тот хотел увернуться, но ножка угодила ему в голову, и он осел на пол. Руку со стилетом он все же занес, целясь метнуть его в Маду.

Аве Мар успел ударить Яра Альта в висок. Противник откинулся назад, но выбросив ноги, обвил ими лодыжки Аве. Рывком повернувшись, он опрокинул Аве на пол, потом, привстав на колени, замахнулся стилетом. Однако Аве выбил у

него из рук оружие.

Один за другим раздались два выстрела. В дверь вползла Мать Луа. В руке ее прыгал пистолет. Яр Альт снова дотянулся до стилета, чтобы прикончить Аве.

Мада бросилась к Луа, выхватила из ее слабеющей руки оружие и нажала на кнопку выстрела. Тело Яра Альта судорожно дернулось, обмякло, и он затих.

- Он сам зарядил его отравленными пулями, - прохрипела Мать Луа. - Родная моя, как же ты теперь?..

Аве Мар поднялся и, тяжело дыша, с изумлением смотрел на труп противника и на спокойную Маду. Но та вдруг с омерзением отбросила пистолет и в отчаянии произнесла:

- Кровь! Кровь! Теперь только смерть. Тебя, моего мужа, растерзают на части. Никто не поверит, что это сделала я.

Аве Мар и сам не мог в это поверить, недоуменно рассматривая свои испачканные кровью руки.

пред. глава            след. глава