Глава шестая

СУД

Куций Мерк, скрывшись в глубокой заброшенной шахте, уцелел во время взрыва распада. Грохот вверху давно утих.

Под ногами было сыро. Сверху, словно отсчитывая мгновения, падали капли. Куцию казалось, что они отмеряют бесконечное время. Он сидел без сил и мыслей, в дремоте или обмороке. И только голод заставил его подняться на ноги. Но он боялся увидеть то, что ждало его наверху, боялся даже представить себе это.

Звонко падали капли - единственные звуки, говорившие, что мир еще существует. Мир? Какой мир? Мертвых луж и мертвых капель?

Жгучий голод погнал Куция по скользким металлическим скобам. Некоторые из них качались. Куций мог сорваться на дно колодца. И все было бы кончено...

Но металлические скобы выдержали.

Далеко вверху - синий кружок. Странно! Лачуга Нептов построена прямо над стволом шахты.

Небо! На нем звезды! Неужели ночь?

Куций продолжал подъем. Кружок вверху становился больше и светлее, звезды постепенно исчезали. Но вовсе не потому, что наступал день. Просто сказывался эффект затененной трубы, когда из колодца днем видны звезды. Круг над головой рос - и они исчезали. Куций выбрался на поверхность.

Светило Сол было в зените. Никакой хибарки Нептов не существовало. Очевидно, ее смело, когда на плечи Куция сыпались камни.

Фаэт огляделся - и замер. Не только хибарки Нептов не было - не осталось ни одной, лачуги круглоголовых. Все вокруг превратилось в грандиозную свалку мусора, жалкого скарба, поломанной мебели и битого щебня. Вдали косо торчала зубчатая стена. Куций побрел к ней. И сразу же наткнулся на первые трупы. Фаэты были убиты ураганом, пронесшимся после взрыва распада. Многие были погребены под развалинами лачуг, многих пронесло по воздуху и расшибло о препятствия.

Так случилось со стариками Нептами. Куций узнал их изуродованные тела по одежде.

Озноб пробежал у Куция Мерка по спине. Он достаточно много слышал об оружии распада, но никак не мог представить себе, что после взрыва все так выглядит.

Стена, до которой он дошел, оказалась частью огромных мастерских в пригороде Города Неги. Здание рухнуло, похоронив и машины и фаэтов, работавших здесь. На его месте уродливой грудой высился холм битого камня.

Неужели никто не уцелел?

Тяжелыми ударами бились в груди Куция Мерка два сердца, отдаваясь в висках. Для чего только зажило раненое?

Сам не зная зачем, может быть, чтобы встретить хоть кого-нибудь живого, Куций побрел по Городу Неги.

Голод, заглушенный первым ужасом, снова дал о себе знать. Ум Куция был потрясен, а инстинкт заставлял разыскивать в груде щебня съестное.

Два гороподобных вала серыми барханами вздымались по обе стороны бывшей улицы. В одном месте под оплавленными камнями ему почудились банки, он стал разрывать кучу и наткнулся на торчащую руку. Он не мог заставить себя продолжать раскопки и пошел дальше между дюнами посыпанного пеплом щебня.

У него было ощущение, что он бредет по грандиозному отвалу строительного мусора.

Куций никогда не думал, что разрушения могут быть столь полными. Нельзя было даже различить контуры былых строений. О том, чтобы найти в свалке камней что-нибудь съестное, нечего было и думать.

Голод терзал Куция. И это сочетание ужаса с муками голода было противоестественным. Он был сам себе противен.

Однако чувство еще более сильное, чем голод и ужас, начало овладевать Куцием.

Кто виноват в содеянном? Кто сделал войну распада целью своего учения, кто превратил Даньджаб в такую посыпанную пеплом пустыню?

Лютая ненависть к диктатору Яру Юпи овладела Куцием, переполнила все его существо, затмила все, что он знал, даже условия Великого Круга владельцев о развязывании войны распада, переданные им когда-то Добру Мару. Куций Мерк не справился со своим заданием! Пульт автоматики остался цел. Яр Юпи первым начал войну распада!

 

Взобравшись на конус щебня, Куций увидел океан. Берег его был изуродован гигантским кратером, залитым теперь морской водой. Очевидно, торпеда распада взорвалась в порту. Огромную воронку окружал кольцевой вал, засыпавший часть руин. Должно быть, тучи песка и ила взмыли во время взрыва со дна в воздух, а потом выпали высушенным пеплом на развалины.

Ненависть, ужас и безысходность гнали Куция все дальше. Капризы взрывной волны причудливы. В одном месте он наткнулся на срез каменного холма с дырами окон и бесформенными пятнами. Подойдя ближе, Куций различил груду железного лома, вдавленного в стену.

Он видел перед собой остатки пароката, проезжавшего здесь во время взрыва.

Рядом на оплавленном камне светились пятна, отдаленно напоминавшие фигуры фаэтов.

Куций передернул плечами: "Белые тени прохожих!" Сами прохожие испарились от немыслимого жара, а их тени от вспыхнувшей на месте взрыва звезды отпечатались на стене менее оплавленными, чем вся ее поверхность, силуэтами, уродливыми изображениями тех, кто еще недавно жил...

Куций не выдержал. Он побежал обратно. Под ноги ему попался камень и покатился по хрустящему шлаку мостовой. Разбитая банка с чем-то съедобным! Он поднял ее. Внутри оказался уголь. Небывалый жар обуглил все ее содержимое, превратив в черную слитную массу.

Куцию хотелось добраться до центральных кварталов.

Но он уже знал, что увидит там: тени на стенах, если камни не свалены в бесформенные кучи, и валы, валы щебня...

И Тогда Куций принял решение. Пережитое помутило его сознание. Ни один фаэт в здравом рассудке не решился бы выполнить сумасбродный, зародившийся в его воспаленном мозгу план.

Куций знал, что обречен, - смертоносные лучи давно уже пронизали его тело. Скоро это скажется. Времени оставалось совсем немного. Надежды выжить - никакой! Да и не было желания жить среди мертвецов.

Однако он считал себя обязанным выполнить последний долг.

С присущим ему упорством он пошел назад через груды щебня, чтобы выйти к Великому Берегу, где океанская волна еще так недавно свела Аве и Маду.

Чем дальше от места взрыва, тем больше было надежды найти что-нибудь съестное. Домашняя ящерица с обугленной кожей лежала под стеной совсем так, как трупы Нептов. Ласковая, быстрая, ловкая ящерица была, конечно, общей любимицей в погибшей семье.

Куций горько усмехнулся. Сверхофицер Охраны Крови встретил его на корабле, обозвав пожирателем падали. Думал ли он, что окажется прав?

Только ночью добрался Куций до Храма Вечности, вернее, до горы камней, лежавших на его месте. Если причиной взрыва был его "горб", то в воронке можно отыскать вход в подземелье.

Куций был уверен, что энергосистема выведена из строя и автоматы дверей не действуют.

Он оказался прав в одном и ошибался в другом.

Только утром удалось ему отыскать вход в глубинный коридор, где произошел взрыв. Галерея была менее завалена камнями, чем все вокруг, поскольку газы вырвались из нее, как из ствола орудия.

Исступленная воля Куция помогла ему откопать этот вход в подземелье, где он был "убит" Яром Альтом.

Став прежним Куцием, разведчик крался вдоль стен, освещая путь карманным фонариком. Но вдруг яркий свет зажегся сам собой. Это и обрадовало Куция Мерка и испугало. Если энергопитание глубинных помещений действует, ему не пройти сквозь закрытые стены. Но диктатор Яр Юпи жив! Он продолжает слать на Даньджаб торпеды распада. Куций Мерк не имел права отступать.

Глухая стена встала перед ним. Когда Куций выползал отсюда наружу, стены были раздвинуты, значит, это другой путь, очевидно ведущий в глубинное Логово диктатора.

Тщетно пытался Куций Мерк раздвинуть стены, протискивая в щель подобранный им наверху кусок металла.

Холодный пот выступил у него на лбу. Он не мог отступить, не мог! И он вперил полный ненависти взор в спиральный орнамент проклятой стены.

И стена раздвинулась.

Куций был искушен в технике автоматов, запоминающих биотоки мозга. Он сразу понял, что они программировались на особенно яркую черту характера избранных фаэтов. Для самого Яра Юпи, которому, конечно, должны были повиноваться все автоматы, такой подавляющей все остальные чертой была ненависть. Ей подчинялись и "кровные двери", настроенные и на доброту Мады и ее няни. Но у Куция сейчас ненависть, видимо, не уступала диктаторской. Вот автоматы Логова и сработали.

Куций побежал по освещенному коридору. Всякий раз, когда стена преграждала ему путь, ненавидящий взгляд Куция раздвигал ее.

После крутого спуска коридор делал поворот, выходя в просторное помещение, напоминавшее дворцовый зал ее сводчатым потолком. В нем не было никакой мебели, кроме высокого шкафа со светящимися вертикальными прорезями.

Навстречу ринулись два огромных робота с кубическими головами и многосуставными щупальцами.

Куций догадался, что он у цели. Бункер диктатора!

Ненависть делала Куция Мерка непобедимым. Он сам бросился навстречу роботам, приказывая им следовать за собой. И роботы повиновались, запрограммированные на подчинение главному чувству диктатора.

Куций Мерк остановился перед шкафом-секретарем, не допуская мысли, что тот может ослушаться.

- Открыть дверь в кабинет! - приказал он, вперив взгляд в светящиеся щели машины.

Техника фаэтов была столь совершенна, что улавливала их настроения. Эта высота развития оказалась и ее уязвимой стороной.

Шкаф-секретарь, сделанный в Даньджабе, был всего лишь машиной, всегда послушной воле своего владельца диктатора Властьмании. Эту волю он узнал теперь в Куции и подчинился ей.

Дверь в кабинет Яра Юпи открылась. Яр Юпи вскочил из-за стола и перепуганно уставился на коренастого незнакомца с шеей борца и усмехающимся лицом.

 - Кто ты? - крикнул диктатор и весь передернулся.

- Судья, - холодно ответил Куций, наступая на диктатора.

Если бы Яр Юпи не боялся так панически живых фаэтов, удалив их от себя, план Куция был бы невыполним. Но сейчас все получилось так, что Куций оказался с диктатором лицом к лицу.

Осипшим от страха голосом Яр Юпи закричал:

- Роботы! Роботы Охраны!

Роботы вбежали, готовые к действиям.

- Скрутите ему руки! - с ненавистью приказал им не диктатор, а Куций Мерк.

Яр Юпи негодовал, лягался, визжал, приказывая роботам подчиниться ему, но в излучении его мозга преобладал страх, а не знакомая роботам ненависть.

Роботы бездумно скрутили диктатору руки.

- Ты величайший преступник всех времен! - возвестил Куций Мерк, встав перед связанным диктатором. Он считал себя единственным уцелевшим, действующим от имени всех погибших. - Во мне - ненависть всех жертв твоего преступного учения, целью которого ты сделал уничтожение, а смыслом - ненависть. Но есть ненависть еще большая, чем твоя. Эту ненависть я обрушиваю на тебя от имени истории разума!

- Молю о пощаде, - заныл диктатор Яр Юпи. - На Фаэне мало осталось в живых. Я буду скромно трудиться, как последний круглоголовый, признаю учение Справедливости, стану разводить цветы. Ты взгляни только, какая у меня выведена красота! Пойдем к нише, познаем вместе аромат этих цветов.

- Замолчи. Я не дам тебе издохнуть от запаха собственных цветов. Готовься к самой позорной казни. Я включу все экраны и на глазах твоих сообщников повешу тебя.

Куций Мерк сорвал занавеси, скрывавшие экраны. Экраны включились.

Перепуганные военачальники и члены Совета Крови беспомощно взирали с них.

Куций деловито оторвал от занавеси шнур, ловко сделал на нем петлю и, вскочив на стол, приладил веревку к крюку, на котором висел освещающий стол светильник. Петля оказалась как раз под самой лампой. Пришлось сдвинуть в сторону стол.

Потом Куций, как безвольную куклу, поставил приговоренного, трясущегося от страха Яра Юпи на диктаторское кресло.

Роботы отошли в сторону, безучастно взирая на происходящее. Куций заметил, что на некоторых экранах военачальники прикрыли глаза рукой, а с некоторых фаэты, откинув балахоны, со злорадством наблюдали за казнью.

- От имени Истории, - объявил Куций Мерк и выбил из-под диктатора его кресло.

 

Добр Мар лишь временами приходил в себя, полулежа в столь неудобном для такой позы правительском кресле.

Все экраны в бункере были черны, не работали. Тускло горели светильники запасного освещения.

Около правителя продолжали суетиться военачальники и замученная Сестра Здоровья. Ее звали Вера Фаэ. У нее наверху погибли все родные: отец, мать, муж, трое девочек, все, кроме сына, улетевшего с космической экспедицией на Зему. Вера Фаэ была в отчаянии. Она черпала силы лишь в уходе за больным правителем.

Добр Мар потерял дар речи. Ни язык, ни правая рука, ни нога у него не действовали. Он мог общаться только взглядом. Его понимала одна Вера Фаэ.

Иссохшая, поседевшая за последние часы, с заплаканными глазами, она не потеряла ласковости прикосновения и задушевного голоса врача, на которые только и реагировал правитель.

Его некому было заменить. "Друг правителя", который по закону должен был сделать это, погиб наверху, как и миллионы фаэтов.

Военачальники через Веру Фаэ доложили правителю, что запасы торпед израсходованы. А на континент продолжают сыпаться торпеды варваров, не оставляя на нем ни одного живого места.

Правитель Добр Мар сделал усилие двинуться. Сестра Здоровья заглянула ему в глаза, силясь прочесть его мысль.

Подошел начальник оружия распада. Ему доверили страшное средство нападения потому, что он был известен своей трусостью и нежеланием принимать собственные решения. Вот и сейчас он во что бы то ни стало хотел получить письменное согласие правителя на взрыв последней, но сверхмощной подводной установки распада, которая была когда-то доставлена под руководством Куция Мерка к Великому Берегу, почти в самое то место, где катались на волнах Аве и Мада.

Добр Мар не понимал пышно разодетого генерала, а тот, срываясь на фальцет, убеждал Сестру Здоровья:

- Уничтожение глубинного Логова диктатора - единственное спасение. Такова была воля Великого Круга.

Добр Мар устало закрыл глаза.

- Он согласен! Согласен, - обрадовался генерал-горбун.

 Но Добр Мар снова открыл глаза и, силясь что-то сказать, смотрел на свой стол.

Вера Фаэ взяла с него какие-то пластинки с письменами и поднесла их к его глазам.

При виде одной из них добр Мар опустил веки.

Вера Фаэ показала пластинку генералу.

- Это мне известно! - петушиным голосом закричал тот. - Почтенный старец Ум Сат, изобретя оружие распада, хотел ограничить его применение и запугивал фаэтов якобы возможным взрывом всех океанов планеты.

Добр Мар закрыл глаза.

- Правитель Добр Мар согласен? - допытывался генерал. - Сестра Здоровья может подписать от его имени документ, разрешающий взрыв подводной установки распада?

- Как же я могу сделать это, если правитель сам напомнил о предостережении великого старца?

- Наивная выдумка! Будто бы вся вода океанов под влиянием сверхсильного взрыва разом взорвется, выделив энергию, как при взрыве сверхновой. И будто в некую крохотную сверхновую звезду превратится вся наша планета.

- Разве не страшно? - спросила Сестра Здоровья.

- А что может быть страшнее того, что уже произошло? Надо остановить диктатора Властьмании любой ценой. Подводный взрыв у Великого Берега вызовет землетрясение, разрушит там глубинный бункер. В океане вал достигнет неба и обрушится на место Логова, затопив его. Если Сестра Здоровья убедит правителя, он согласится. Для взрыва нужен его письменный приказ. Только он ответствен за все.

Сестра Здоровья вгляделась в мутные глаза больного.

Тот закрыл их.

- Он согласен, наконец-то согласен! - завопил генерал, схватив безжизненную руку правителя, приложил ее к пластинке. - Взрывать! - тонким голосом закричал генерал и, волоча ногу, выбежал из кабинета с пластинкой в руках.

Его провожал испуганным взглядом Добр Мар. Он что-то хотел сказать и не мог.

Сестра Здоровья спохватилась, пыталась остановить генерала, но правителю стало худо, и ей пришлось помогать больному, вытирая перекошенное гримасой, покрытое каплями пота лицо.

 Генерал вернулся. Приказ был передан. Взрыв произойдет...    - Я ни за что не отвечаю! - фальцетом выкрикнул он.

пред. глава            след. глава