Все года
1980
1981
1982
1983
1984
1986
1987
1988
1989
1991
1995
1996
1997
1998
1999
2000
2001
2002
2003
1980-2006
По алфавиту

"Хочу дожить до того времени, когда человечество станет разумным!"

Патриарху российской фантастики Александру Петровичу КАЗАНЦЕВУ исполняется 95 лет.

С его научно-фантастическими романами "Пылающий остров", "Купол надежды", "Гость из Космоса" росли несколько поколений советских людей. "Арктическим мостом" и "Даром Каиссы" зачитывались будущие физики-ядерщики и космонавты.

 

– Александр Петрович, как вам сейчас живется-дышится?

– Живу на ногах, но в тумане. Очень село зрение, но все равно работаю на компьютере с увеличенным шрифтом.

– Чем-нибудь порадовали вас издатели к юбилею?

– Вышел в издательстве "Современник" двухтомный роман-воспоминание "Фантаст". Я его называю "мнемонический роман" - роман памяти - о реальных событиях, свидетелем которых я был либо которые со мной происходили. Я пережил две мировые войны, гражданскую войну. В 1939 году был главным инженером советского павильона Нью-Йоркской международной выставки "Мир завтра" и имел счастье общаться с Альбертом Эйнштейном во время закладки "Бомбы времени". Это такой цилиндр, в который поместили все вещи современной цивилизации... В Отечественной войне я прошел путь от солдата до полковника. Изобретенная мною в первые дни Отечественной войны сухопутная торпеда помогла прорвать Ленинградскую блокаду. Сейчас она выставлена на отдельном стенде в Музее боевой славы на Поклонной горе... Обо всем этом роман "Фантаст". Главное действующее лицо - некий Званцев. Но все остальные персонажи - реальные и выступают под своими фамилиями.

– Угадывается - Казанцев!

– Конечно. Роман-то обо мне. Мне удобнее, чтобы герой носил фамилию Званцев: так я могу рассказывать о всех ошибках моего героя и не заниматься саморекламой.

– А что - у фантаста Александра Казанцева бывали ошибки?

– А вы думали, как же?!

– Как вы относитесь к ныне модному жанру "фэнтези"?

– Как жанр он имеет право на существование. Романы Свифта о Гулливере - полная фантасмагория. Но она имеет глубокий смысл. Это - своего рода политические памфлеты. За роман о лошадях (Свифт, как помните, показал в нем людей хуже лошадей! А он был, как известно, лошадником) автора судили... Или еще одна фантасмагория - кузнец Вакула, летящий на черте в Петербург за черевичками. Но когда фантасмагория пишется ради фантасмагории - это чепуха!

Я использую фантасмагорию как литературный прием. Я стараюсь, чтобы все было научно обоснованно. Многое из моих предвидений, увы, сбылось, вошло в жизнь. Например, самонаводящиеся ракеты, о которых я писал еще в 1939 году. А в 1941 году в романе "Арктический мост" я писал о подводном, точнее подледном, плавающем тоннеле, который соединял Кольский полуостров и Аляску. По нему можно было пускать поезда - и дорога в Америку занимала два часа. Мое фантастическое открытие впоследствии легло в основу японского проекта: такой тоннель был сооружен между островами Хонсю и Хоккайдо. Или - тоннель под Ла-Маншем...

– Что бы вы пожелали своим читателям?

– Перейти от дикой эры цивилизации к следующему этапу - когда человечество станет разумным.

– А что бы вы пожелали самому себе в день 95-летия?

– Здоровья - чтобы дожить до того времени, когда можно увидеть, что человечество становится разумным!

 

Беседовал
Александр ЩУПЛОВ.

 

"Российская газета" 1 сентября 2001 г., No 170 (2782).