Все года
1958 1960
1961 1962
1964 1965
1967 1968
1969 1972
1973 1974
1975 1976
1977 1978
1979 1980
1982 1983
1984 1986
1987 1988
1989 1990
1993 1994
1999
По алфавиту

Беседы за круглым столом

От махин до роботов

Очерки о знаменитых изобретателях,

отрывки из документов,

научных статей, воспоминаний,

тексты патентов.

Книга II. 1990 г.

Вопросы от издателей:

Изучив жизнь русских изобретателей далекого и недавнего прошлого - от Андрея Нартова, сподвижнтка Петра I, до Сергея Лебедева, ушедшего из жизни пятнадцать лет назад, с горечью убеждаешься, что путь каждого из них был труден и тернист и редко кто из них получал признание при жизни.

В чем причина трагичности их судеб?

Как живется сегодняшним изобретателям?

И, наконец, где, в каких областях народного хозяйства всего нужнее они сегодня?

 

Александр Петрович Казанцев:

— А я считаю, что главная проблема, которую должны разрешить изобретатели — это создать безвредную, экологически чистую энергетику. Давайте порассуждаем, почему?

Прошлое кончилось вчера, будущее начинается сегодня. Чернобыльская авария и другие трагедии, только что потрясшие мир, неизбежно повернут руль истории.

На мой взгляд инженера, развитие мировой энергетики, включая атомную, идет не тем путем. Нельзя человечеству и дальше сжигать бесценное для потомков сырье в топках несчетных электростанций и миллиарда автомобилей. Воздух загрязняется, а главное, в верхних его слоях скопляется углекислота. Прежде баланс сохранялся поглощением ее растительностью: лесами, джунглями, сельвой, океанами с их планктоном и водорослями. Но заросли вырубаются, океаны отравляются пролитой нефтью и ядовитыми сбросами, планктоны и водоросли исчезают. Излишняя углекислота в атмосфере подобна «прозрачному ватному одеялу» — пропускает солнечные лучи, но задерживает тепловое излучение Земли в космос. «Парниковый эффект» разогревает планету. Повышение ее среднегодовой температуры на несколько градусов грозит климатическими катаклизмами, таянием полярных льдов, поднятием уровня океанов, когда из всех столиц Европы одна Москва, расположенная на возвышенности, останется над гладью океана. Разгневанная Природа уже обрушила на миллионы людей наводнения в Бангладеш и Китае, жару с засухой в Африке и США, сокрушительные ураганы (с нежными женскими именами) в Карибском бассейне. Даже «крещенские морозы» перекочевали из Москвы в Нью-Йорк и Калифорнию.

Люди пожинают плоды своего ненасытного стремления иметь всего больше: энергии, металла, химической продукции (не только для комфорта, но и для насилия над земным плодородием, когда биологическая защита заменяется гербицидами, органические удобрения — химическим «зловредием»).

Так люди безумно уродуют свою Землю, гордясь созданием в одном месте — «рукотворных морей» на месте затопленных цветущих полей, городов и сел, в другом — обнажая мертвое дно древнего Арала, погубив щедрые богатства его глубин. Унесенный же песок новой пустыни неустанными ветрами заносит хлопковые поля, ради которых отняли у моря живительную воду. Так замыкается «кольцо псевдоразвития».

Энергия нужна людям как воздух, как вода. Но нельзя расплачиваться за нее водой и воздухом! Недопустимы также «кольца псевдоразвития», когда урожай в одном месте рождает пустыню в другом, прибавок продукции идет, в основном, на это прибавление. Нельзя допускать, чтобы полученная дорогой ценой энергия или не использовалась за отсутствием потребителя (как в Сибири!) или расходовалась на свое собственное увеличение, а дополнительный металл тратился на прирост добычи того же металла. Нужны ли такие «мифические змеи», пожирающие себя с хвоста?

В безответственной слепоте людской во имя отчетных цифр и затрат прорывались ненужные каналы, проводились к берегам трубы, из которых смрадный поток превращал великие реки в «сточные канавы»! Так случилось с поэтическим Рейном, ту же участь разделили Великие озера Америки. В непрестанной опасности наш Байкал, когда картон для упаковок, предназначенных потом в отброс, ценится выше флоры и фауны пресноводной сокровищницы Земного шара.

Тревожатся волжане за свою «Матушку-реку», над которой проносятся вредоносные тучи, чьи осадки не уступают пресловутым кислым дождям, губящим урожаи Канады. Даже величайший в мире водный поток Амазонки находится ныне под угрозой, а его защитников сражают преступные пули. А давно уже нам пора приравнять свой «космический корабль» Землю к орбитальной космической станции, где никому не придет в голову вышибать иллюминаторы или пробивать обшивку.

Все живое на Земле защищено от губительного ульрафиолетового излучения тонким слоем озона. Но растет с каждым годом тревога: обнаружены в нем зияющие раны. Одна из них над Антарктидой достигла величины американского континента и растительность там не погибла только потому, что ее там нет.

Окажись дыра в озоновом покрывале над цветущим краем, — он превратился бы в пустыню. А виной тому стремление к комфорту сотен тысяч автовладельцев и всех землян, пользующихся аэрозолями и «кондишен» с выбросом в атмосферу фреона и других газов.

Но почему вспоминать об известном? Ведь экология, забота о Природе, выдвинута на первый план. Ею будут заниматься на высшем уровне. Даже американские фирмы пообещали сократить выброс фреона в воздух на одну треть! Но не похоже ли это на заверения поджигателей, что при поджоге вашего дома они применят горючего на 30% меньше?

Очевидно, нельзя не кричать обо всем этом, ибо у Человека нет иного пути, чем отказ от срубания «сука существования», на котором он сидит.

Предки наши с помощью парусов, ветряков и мельничных колес куда рачительнее пользовались энергетическими дарами Природы: ветром, водопадами, даже зноем пустынь, уподобляя Солнце наседке, выводящей цыплят в древнеегипетских инкубаторах.

Но малы стали ныне людям живописные пруды с шумом падающих вод, понадобились бескрайние «моря» с торчащими из них верхушками сосен и колоколен. Требовалось получить всего больше и подешевле, чтобы усладить, даже пресытить себя, а потом... потом хоть потоп!

Уместен ли ныне цинизм французского короля? Можно ли не думать о грядущем?

Как высший дар знания получило человечество атомную энергию. Но, увы, прежде всего — для разрушения, массового уничтожения, не ради жизни, а ради смерти.

Сколько лет, сколько усилий потребовалось, чтобы люди поняли всю опасность «военного атома»! Ведь имеющихся в мире ядерных боеголовок достаточно, чтобы многократно уничтожить все живое на Земле (хотя, казалось бы, хватит и одного раза!). «Военный атом» стал всеобщим врагом. Сделаны первые шаги для его укрощения.

Но вот «мирный атом», уверяли многие — совсем другое!

Но так ли это? Не больше ли опасен «мирный атом», чем «военный», находящийся под более бдительным контролем? А «мирный» как бы «резвится» на свободе, хотя способен привести человечество к столь же трагическому концу, как и «военный», о чем напомнил миру Чернобыль, до которого в мире случилось 173 аварии и в первый год после которого — еще четыре и, увы, они продолжаются...

Но одна за другой, как торжество прогресса, возникали атомные электростанции, то в черте Лондона, то на шумной город

ской магистрали во Франции напротив фешенебельного отеля, то близ важных индустриальных центров и у нас, и за рубежом. И все казалось мало!

Словно продолжали люди бежать не к намеченной цели, не для того, чтобы достичь ее, а лишь бы не прекращать бег. Ведь речь шла даже не об удовлетворении нужд возрастающего населения планеты: оно увеличивалось не в развитых странах!

От ученых требовали вместо водородной бомбы управляемую термоядерную реакцию, члобы превратить всю воду Земли в неистощимое вездесущее топливо. И чтобы не нужно было заботиться, куда деть опасные радиоактивные отходы АЭС. Американцы безответственно топят их сейчас в океане, что еще скажется на нем в дальнейшем. Мы храним смертоносные шлаки при АЭС, не успев построить заводы для их превращения в ценные и безопасные продукты, но уверяя в «экологической чистоте» АЭС, согласясь при этом за поставки ядерной руды в ФРГ получать вместе с валютой еще их ядерную золу, хотя и собственной не переработали.

Но даже и при управляемой термоядерной реакции, когда не будет углекислоты, вылетающей из труб, и автомобильных глушителей, нельзя упустить из виду, что выделяемая термоядерная энергия добавится к солнечной и, в конечном счете, не в ближнем, так в следующем столетии, все-таки изменит тепловой баланс планеты, что делает и «парниковый эффект».

За миллионы лет на Земле установилось энергетическое равновесие. Получаемая Землей от Солнца энергия частично поглощалась живой природой, способствуя обмену веществ, но в большей своей части излучалась в космос. И когда энерговооруженность человечества, возрастая по крутой кривой (экспоненте), станет сопоставимой с солнечной, перегрев Земли будет неизбежным.

Но это еще когда-то! А можно ли сейчас обойтись без атомной энергии? Во Франции она покрывает 65% потребности, в Болгарии 50%, а у нас намечено поднять долю АЭС до 25% и выше. В то же время в США уже воздерживаются строить новые АЭС, в ФРГ, где сильны «зеленые», не решаются. В Швеции запретили, намереваясь отказаться и от существующих.

Однако, как временная мера, атомная энергия, видимо, может применяться. Но так ли, как в Чернобыле?

Убежден, что не так! Принципиально не так! И дело не только в том, чтобы соблюдать правила безопасности ради экологической чистоты. Трагически покинувший нас академик-атомщик В. А. Легасов говорил:

«Последствия чернобыльской аварии заставили советских специалистов вновь поставить следующий вопрос: не является ли развитие ядерной энергии в промышленном масштабе преждевременным? Не будет ли оно фатальным для нашей цивилизации, для системы нашей планеты, которая столь богата различными энергетическими ресурсами?»

Добавлю от себя: если уж строить АЭС, то помещая реакторы под землей ниже грунтовых вод, чтобы в случае аварии, легко локализуемой в шахте, не заразить радиацией ближние реки, как заражены чернобыльские земли.

Но,  говорят, это обойдется дорого!

Так разве чернобыльская авария дешевле? Горько видеть в городах Чернобыле и Припяти пустые комфортабельные дома со смертоносными стенами. И они еще долго будут пустовать!

А появившееся уродливое потомство домашних животных в районах северо-западнее Чернобыля (даже три года спустя после аварии!) вновь ставит вопрос о вторичной эвакуации людей из районов, зараженных радиацией большей, чем предполагалось.

У нас, да и в других странах, немало заброшенных угольных шахт, которые при желании можно углубить, расширить

и использовать для безопасных АЭС с подземными реакто-рами.

Писатели на одном памятном мне секретариате после моего выступления хором заверили меня, что «морально все они со мной», правда, никто из них не предложил мне страниц своих изданий для выступления (гласность лишь зарождалась). На улице меня догоняли, спрашивали: «как объяснить, что мощные и опасные АЭС размещены вблизи наших индустриальных центров?»

Что я мог ответить?

— Очевидно, ради дешевизны, хотя дешевка порой обходится дороже роскоши!

Надо сказать, что мое обращение по поводу размещения ядерных реакторов АЭС под землей и освоения других видов энергии — волновой, ветровой, солнечной — в вышестоящие инстанции не осталось без внимания.

По поводу же того, чтобы все существующие реакторы спустить под землю, мне дружелюбно заметили:

—    Так мы ведь без штанов останемся!

Я горько ответил:

—    А вы уверены, что вам будет на чем носить штаны?

Жестко запрограммированные на выполнение своего долга упрямо-старательные атомостроители неукоснительно делали свое дело.

И еще раз привелось мне непрошенно вмешаться в происходившее. Во время несчастья в Армении я телеграфно обратился к прибывшему в Ереван М. С. Горбачеву с предостережением, считая недопустимым работу Армянской АЭС (близ Еревана) в сейсмически опасной зоне и сожалея при этом о свертывании в Академии наук Арм. ССР работ по регистрации подземных толчков, могущих служить прогнозам землетрясений.

Конечно, я был не одинок. Председатель энергетической комиссии Академии наук Арм. ССР А. Г. Иосифьян обратился к председателю Совмина Арм. ССР раньше меня. Были еще и сотни, сотни протестов.

В конце концов АЭС закрыли. Основания для этого были. Как я и опасался, АЭС перенесла толчок (силой в 5,5 балла). К счастью, радиоактивных выбросов не было. А если бы были? Последствия оказались бы страшнее чернобыльских.

В части же прогнозов землетрясений почтенные ученые уверили М. С. Горбачева, что долговременные прогнозы нигде в мире пока не делаются. Якобы...

Но так ли это?

Обратимся только к фактам.

В 1975 году в Китае сильное землетрясение было предсказано. Эвакуировали миллион (!) человек. Бедствие произошло и по меньшей мере сто тысяч людей уцелело. Правда, спустя несколько лет подобная беда не была предсказана и унесла немало жертв. Раз на раз не приходится.

В Перу американские ученые предупредили о возможном землетрясении. Перуанцы приняли действенные меры. Но... ничего не случилось, а экономика страны оказалась подорванной.

А ведь армянское землетрясение было предсказано трижды! В декабре 1986, в апреле 1988, в ноябре 1988 годов!

Но как могли чванливые авторитеты науки согласиться с предупреждением кандидата наук Эммы Ивановны Несмеянович, исходящей «из расположения звезд на небе»? Это же возврат к астрологии, к невежественному гаданию и гороскопам! Колдунья! На костер бы!

Так «высокоидейные предрассудки» затмевают рассудки. Не хотят «авторитеты» вспомнить, что наука развивается как бы по спирали, возвращаясь к былому на новом уровне. Так алхимики, мечтая о превращении веществ, не получили «дарового золота».

Теперь мы превращаем одно вещество в другое, но не в колбах и тиглях средневековых подвалов, а в ядерных реакторах, место которым — под землей. Так же и «астрология»! Былые звездочеты, гадая по звездам, понятия не имели об их гравитационном влиянии на Землю. Не представляли, что силы тяготения ближних космических тел могут складываться, создавать «биения», которые вызывают резонанс, многократно усиливающий их воздействие. Есть теория, что кольцо астероидов между Марсом и Юпитером, расположенное на орбите гипотетической планеты Фаэтон, предсказанной Кеплером (который, кстати, был не только великим астрономом, но и придворным астрологом!), что кольцо это состоит из обломков этой планеты, разорванной силами тяготения Марса и Юпитера.

Так отчего же не обращать внимание современным ученым на вычисляемые периоды биений гравитационных сил, которые особенно сказываются на Земле, когда Меркурий, движущийся по удлиненной орбите, как и Луна, вместе с Землей попадают в резонанс с колебаниями ее коры, тот самый резонанс, который, как известно, разрушил крепкий мост, раскачанный прошедшей в ногу ротой солдат. Космический резонанс сил тяготения сулил не разрушение моста, а при совпадении космических биений с частотой колебания блоков земной коры должен был вызвать сильнейшие землетрясения! Следует ли при этом опасаться паники и неопределенных трат?

Но отнюдь необязательна повальная эвакуация людей и заводов, нужно в предвидении возможной катастрофы укреплять сооружения и относиться с особой внимательностью к сигналам краткосрочного прогноза — необходимо!

Известно, что землетрясение ощущается за пять-семь дней лягушками и рыбами (из-за изменения химического состава воды), домашним скотом, собаками за сутки или меньше (под влиянием изменения магнитного поля в угрожаемом районе). Все это известно!

Так почему же, когда за несколько дней до беды в Ленинакан пришел пастух, рассказав, что у него бараны сошли с ума, ему ответили, что одного такого свихнувшегося барана они видят перед собой? Обескураженный, он вернулся к своим баранам и «без крыши над головой» остался жив.

И едва ли убедительны доводы, что, если в месте Крымской АЭС когда-то было землетрясение в 9 баллов (археологи находят следы и десятибалльного бедствия), то японцы не страшатся построить свою АЭС в месте былого землетрясения в 10 баллов. Нашей советской академической экспертизе хотят противопоставить японскую экспертизу. А нельзя ли выразить сочувствие талантливому японскому народу, который, на мой взгляд,

поставлен под угрозу существования возможной катастрофой своей АЭС, какой бы надежной конструкции она ни была! Ведь последствия там могут превзойти и чернобыльские и армянские и даже Хиросиму и Нагасаки! Можно восхищаться достижениями японской техники, но в вопросе спасения своей страны решать вопрос надо самим.

Да, спасать надо и нашу страну, и Японию, да и весь мир!

Не нужна нам ни борьба, ни победа над Природой, ни милостыня от нее. Важно содружество с ней через познание ее законов, вместо навязывания ей своих собственных. Только это может предохранить нас от массовых бедствий. Уважение этих законов, бережное отношение к своей планете, неизбежно приведет к выводу, что основной энергией, которой вправе пользоваться человек, МОЖЕТ БЫТЬ ТОЛЬКО СОЛНЕЧНАЯ.

Как же получить ее в достаточном количестве и что делать со всем оснащением технологической цивилизации, рассчитанной на сжигание топлива? Как быть с миллиардами автомашин, самолетов, тепловозов, кораблей, как отопить дома в холодных зонах? Неужели вернуться к «дон-кихотовским ветрякам»? Или

установить зеркала в пустынях? А что делать в странах, где солнце светит скупо? Не погибнет ли земная цивилизация?

Нет, цивилизация не должна ни умереть, ни остановиться в своем развитии. Ей предстоит наметить направление этого развития!

Конечно, энергия будет в ее основе.

Солнце шлет на Землю огромную энергию. Большая часть ее идет на неравномерный нагрев атмосферы, вызывая перемещение масс воздуха. Возникают ветры, вихри, ураганы. Проносясь над морями и океанами (три четверти земной поверхности!), они вздымают там волны.

Вот эти буйные силы Природы нужно и можно заставить служить себе.

Обычно волны успокаивают сами себя за счет внутреннего трения жидкости, их энергия переходит в бесполезное тепло, излучаемое планетой в космос. Но прежде, чем перейти в тепло, энергия эта могла бы совершить полезную работу, превратиться в электрический ток.

Осуществить подобную задачу в таком «Море бурь», как Баренцово, под силу нашей современной технике. И решить ее на самом высоком уровне, конечно, смогут наши потомки (если не одичают!), однако при условии, что заняться этим нужно уже сейчас, отказавшись от принципа «экономичности», когда подсчитываются капиталовложения и себестоимость в сравнении с ценой на нефть. Нефть бесценна! Уголь не менее ценен! Это не говоря уже о неизбежной углекислоте, появляющейся при сжигании (уничтожении!). В масштабе всей планеты особую роль могут сыграть волны «ревущие сороковые», хорошо знакомые по незатихающим штормам морякам, огибающим континенты. Какие гигантские станции даровой энергии можно представить себе там! Вот задача — для изобретателей!

Передача энергии с помощью направленного электромагнитного излучения позволит получать энергию с подобных океанических энергоцентралей во всем мире. Пусть даже велики будут потери. При даровой энергии наши потомки могут на них пойти, используя все преимущества даров Солнца.

Одним из этих преимуществ будет получение из обычной воды путем электролиза «жидкого водорода», который заменит все виды жидких топлив в миллиарде автомобилей, в тепловозах, кораблях. Даже иных конструкций двигателей не понадобится!

Цивилизация не погибнет, а, спасенная от всех видов ядерных угроз, расцветет по-новому. Но для этого людям и у нас, и во всем мире предстоит понять, что пора менять курс своего развития, отныне дружить с Природой, пользуясь ее щедрой взаимностью.

Представить это, увы, пока можно только в воображении. И в расчете на это я стремлюсь увидеть грядущее вместе с читателями глазами своих героев, которые окажутся на Земле через тысячу лет.