Все года
1929 1954
1956 1958
1960 1961
1962 1964
1965 1967
1968 1969
1972 1973
1974 1975
1976 1977
1978 1979
1980 1982
1983 1984
1986 1987
1988 1989
1990 1992
1993 1994
1999
По алфавиту

«Техника молодежи» № 8 1954

 

Инженер А. КАЗАНЦЕВ

Рис. В. ДАШКОВА и Г. ВАСИЛЬЕВОЙ

АЛЛЕЯ

Москва. Ярославское шоссе. В асфальте чуть сбрызнутом «грибным» дождичком машины отражаются, как в зеркале. А под солнцем дорога сверкает. Она ведет к Всесоюзной сельскохозяйственной выставке. Здесь, выйдя на главную аллею, мы увидим великолепные здания-дворцы, это павильоны выставки.

В старой записной книжке, которая была со мной в Нью-Йорке на международной выставке, посвященной «будущему», есть такие строки:

«Я огляделся вокруг. Ярко раскрашенные здания самых неожиданных, непривычных форм окружали меня. На их стенах в неестественных позах распластались непонятные фигуры. Каждое здание, каждая статуя, барельеф хотели быть «невиданными». Я на выставке «Мир завтра». То, что окружает меня, — образцы новой архитектуры... Смотрю и никак не могу почувствовать себя в будущем...»

Все это вспоминается сейчас, когда я стою на аллее совсем другой — нашей советской выставки. Нет, не страницы истории, не чопорность традиций и не выверты безвкусной новизны отражают ее дворцы.

Каждый павильон здесь — это дворец, имеющий свое лицо, свой национальный колорит. Стеклянный купол павильона Казахстана, тонкие, изящные колонны — традиция грузинского зодчества, стрельчатые, воспетые Верещагиным ниши, характерные для Средней Азии, красочный национальный украинский орнамент — в каждом из зданий воплощены лучшие национальные черты творчества своего народа, своего края. Каждый дворец — словно светлая, поющая нота одного могучего архитектурного аккорда, говорящего о дружбе и единении народов социалистической страны. Красота, строгость, смелость и монументальность — вот черты аллеи дворцов республик и областей, которые покажут посетителям щедрый труд своих земледельцев сегодня и позовут в намеченное уже, ясное и достижимое завтра.

НА ПОРОГЕ

Представьте себе сводчатое искусственное небо на недосягаемой высоте. В детстве я читал о городах (не то на Марсе, не то еще где-то), городах под прозрачным куполом. И вот я словно перенесся в мечты своего детства. Надо мной стеклянные своды, под которыми могла бы уместиться улица большого города. Они перекрывают общую площадь павильона около полутора гектаров.

Мы в павильоне механизации и электрификации — во «дворце машин», машин, которые освобождают тружеников полей от серпа и лопаты, от косы и мотыги, которые изменили самый характер земледельческого труда. Здесь выставлено около восьмисот машин и орудий.

Чтобы обойти их все, нужно прошагать под стеклянными сводами несколько кило­метров. (Кстати, если пройтись но одним только дорожкам выставки, надо отмерить 65 километров, побывать в 300 зданиях и сооружениях.)

Мы на пороге исполинского зала, нам уже видны ряды машин, их светлая окраска отливает голубизной, поблескивают отполированные детали. Нам не терпится их осмотреть. Но задержимся на мгновенье. Прежде чем переступить порог «дворца механизации», вспомним еще раз нью-йоркскую выставку — выставку, где капиталистический мир пытался показать, как он идет в завтра, как механизируется там производство.

В павильонах разных фирм демонстрировались всевозможные машины, целью которых было выжать из труда рабочего больше прибыли. Они сводили рабочего к роли одушевленной части машины.

Личная выгода — основная движущая сила капитализма. Капитализм применяет новую технику, когда она сулит ему наибольшие прибыли, и готов перейти на ручной труд, когда высокая техника не обещает их.

Совершенно иной смысл имеет механизация в нашей стране. Механизация у нас не уподобляет человека рычагу или колесу, а делает его в десятки раз более сильным, ловким, выносливым, напрягающим не свои мускулы, а повелевающим стальными мышцами послушных машин.

Масштабы производства у нас теперь поистине гигантские. Производительность труда увеличилась в нашей промышленности за последние 25 лет в 6 раз, электроэнергии у нас вырабатывается в 68 раз больше, чем до революции, стали выплавляется в два с лишним раза больше, чем в 1940 году, машин из нее производится неизмеримо больше, чем до Великой Отечественной войны. Вот почему мы смогли вооружить наше сельское хозяйство миллионами машин и орудий, которые призваны облегчить труд человека, сделать этот труд более производительным, стереть существенное различие между трудом физическим и умственным.

Машины эти перед нами. Посмотрим их.

БОГАТЫРИ ПОЛЕЙ

Итак, мы в зале. Нас встречают первые «богатыри полей» — тракторы. Самый могучий из них «Сталинец 80» с двигателем мощностью в 93 л. с., имеющий тяговое усилие на первой передаче 8 800 кг. Нет равного ему по силе, маневренности, экономичности дизельного двигателя. Напротив — его соратник, электротрактор, пока уступающий ему в удобстве использования из-за кабеля, который тянется за ним по полю, но экономящий 20 т горючего в год.

Поодаль стоит колесный трактор «Беларусь». Экономичны, удобный, проворный, легкий, он применяется для самых разнообразных работ. Это самый быстроходный советский трактор, достойный брат двух первых тяжелых богатырей. Здесь же находится и самый распространенный в нашем сельском хозяйстве гусеничный дизельный трактор средней мощности «ДТ-54».

Вся семья тракторов в основном состоит из семи братьев, не считая специализированных машин. Только семь типов тракторов выпускают наши заводы. Но эти семь типов могут удовлетворить все запросы сельского хозяйства.

В Соединенных Штатах Америки различные фирмы рекламируют 100—120 типов тракторов. Обязанные своим появлением капиталистической конкуренции, все американские типы тракторов имеют более узкий диапазон мощностей, чем советские семь.

В Америке тракторы — средство в лютой борьбе на уничтожение, которую ведут крупные капиталистические хозяйства с мелкими фермерами. Буржуазные экономисты подсчитали, что каждый новый трактор на американских полях разоряет одно фермерское хозяйство, пускает по миру пять человек. Две трети ферм Америки лишены какой бы то ни было механизации. Для них недоступна ни одна из 120 конкурирующих между собой марок тракторов. Для нас трактор — основа механизации сельского хозяйства. Владимир Ильич Ленин мечтал о 100 тысячах тракторов как первом шаге к социализму. В 1954 году на одни только целинные земли мы смогли послать 120 тысяч тракторов (в пятнадцатисильном исчислении). Всего же у нас их больше миллиона. Эта подвижная энергетическая база имеет 19 миллионов л. с. Мощность всех тракторов равна мощности сорока Днепрогэсов!

Зайдем в зал тракторной промышленности.

Рядом с моделью первого в мире трактора стоят современные тракторы, которые по желанию посетителей приводятся в действие от электродвигателя. В нужных местах картер и цилиндры разрезаны, так что видно внутреннее устройство механизмов трактора. Спускается и поднимается поршень — в цилиндре зажигаются цветные лампочки, отмечая происходящие внутри процессы: всасывание смеси, сжатие, сгорание, расширение продуктов сгорания и их выталкивание. Видно, как открываются клапаны, даже как подается горючее от топливного насоса к форсунке.

Знать трактор, уметь обращаться с ним, наиболее эффективно использовать его — основная задача механизаторов.

Посетители выставки, вернувшись в свои МТС, должны передать там передовой опыт, с которым познакомятся на выставке. Нетерпимо положение, когда в 1953 году в разгар летне-осенних работ в МТС Российской Федерации простаивало не менее четверти всего тракторного парка. Не будь этих простоев, существующими тракторами можно было бы вспахать, засеять и убрать урожай дополнительно на площади в 15 миллионов гектаров! To-есть на всей той площади целинных земель, которую рассчитываем мы освоить в ближайшее время.

Решение сентябрьского Пленума ЦК нашей партии обязывает коренным образом улучшить использование нашей могучей сельскохозяйственной техники. Трактористы-колхозники. лишь по мере надобности садившиеся на «чужой», принадлежавший МТС, трактор, стали кадровыми рабочими сельскохозяйственной индустрии. Простои тракторов теперь должны стать столь же невозможными, как простой оборудования на передовых заводах.

Но вернемся в главный зал.

ЗОЛОТОЙ ПОТОК

За тракторами стоят представители второй подвижной энергетической базы сельского хозяйства — автомашины.

Автомашина решила проблему возросших сельских перевозок. преобразила советскую деревню. Прежний возница, спавший на возу с мешками или покрикивавший волам «цоб-цобе», ныне стал шофером, механиком.

Автомобиль идет и по полю рядом с комбайном. Зерно, минуты назад стоявшее в колосьях, непрерывным золо­тым потоком пересыпается в кузов грузовика, который повезет снятый хлеб или прямо на элеватор, или на ток для очистки и сушки.

В павильоне рядом с автомобилями мы видим комбайны — прицепные и самоходные.

Впервые машина, собиравшая зерно и тут же в поле обмолачивавшая его, была построена русским агроно­мом А. Р. Власенко в 1868 году. Его «зерноуборка на корню» была много совершеннее американского комбайна. появившегося в Калифорнии спустя одиннадцать лет.

Мы обладаем гигантской армией зерноуборочных машин в 326 тысяч комбайнов. Они снимают 77 процентов урожая, экономят по самым грубым подсчетам, если сравнить их работу с работой жаток-сноповязалок и сложных молотилок. 300 миллионов человеко-дней — месяц работы 10 миллионов человек!

ОРУДИЯ НАУКИ

Поднимаемся на стилабат — возвышение в левой части зала, на котором нас встречают орудия обработки почвы.

Первое, что мы видим, — лущильник. Это орудие рождено наукой о плодородии. Прошел по полю комбайн, и землю надо скорее разрыхлить, чтобы привольно было расти сорнякам. И пусть до осени растут они, пока не придет в поле плуг, чтобы их погубить.

Перед нами образцы плугов: многокорпусных, для глубокой вспашки и других.

Прежде форма корпуса плуга, его рабочей части, считалась священной. Люди, опытом нащупав наивыгоднейшую форму, слепо копировали ее из поколения в поколение. Науки о том, как сделать наиболее выгодный лемех и отвал плуга, не было.

Ныне плуги конструируют, как и железнодорожные мосты. Конструируют в соответствии с новой наукой о плодородии почвы.

Впереди корпуса плуга располагают маленький плужок, уменьшенную копию основного. Плужок этот — предплужник — снимает с поверхности земли верхний слой, потерявший свою структурность, непроницаемый для влаги и воздуха, и вместе с сорняками, успевшими прорасти, сбрасывает на дно глубокой борозды. Основной корпус плуга положит вынутую землю сверху перевернутого слоя, похоронив сорняки. Глубинный комковатый и плодородный слой окажется сверху.

По требованию науки плуг с предплужником пашет землю не весной, как бывало, а осенью, проводя зяблевую вспашку, уничтожающую сорняки.

Так плуг с предплужником стал в практике земледелия орудием науки.

...Идет сев.

Черная пашня, словно безбрежное море, уходит за горизонт. И идут по ней широкозахватные сеялочные агрегаты. Они высевают положенные пять миллионов зерен на гектар, засевая поле в продольном и в поперечном направлениях. Этим повышается урожай. Той же задаче служат узкорядные сеялки, которые сразу высевают зерно на вдвое большем числе рядов, чем обычные.

Не только злаки, но и травы высеваются сеялками.

У нас теперь пахота механизирована на 03—98%, сев — на 83—93%

Разнообразнейшие сеялки выставлены в павильоне. Но вы прошли весь павильон из конца в конец, надо перейти на другой стилабат.

ВТОРОЙ ПЕРЕВОРОТ

Перед нами сложная молотилка харьковского завода «Серп и молот». Она постепенно вытесняется напористым конкурентом — комбайном. Нужна она пока лишь для тех мест, где комбайн «не проходит», где буераки и овраги пересекли поля.

Но и там, где уборку ведут комбайны, не всегда зерно после комбайна можно отправить прямо на элеватор. Часто оно нуждается в дополнительной очистке, порой в сушке. Мы можем посмотреть и предназначенные для этого веялки и передвижные сушилки. Но зерно к ним нужно с поля привезти, разгрузить, после обработки снова нагрузить — это требует огромных затрат труда. На послеуборочную обработку зерна, на его транспортировку, перевалку тратится трудодней почти в два раза больше, чем на пахоту, сев и уборку, вместе взятые!

Передовые колхозы еще несколько лет назад поняли необходимость механизации «второстепенных» операций послеуборочной обработки зерна. Появились механизированные тока, где очистка, сушка зерна и его транспортировка происходят почти без участия человека.

Автомашина подъезжает к завальной яме-бункеру, чтобы ссыпать зерно. Колесо нажимает на педаль, включая этим все механизмы тока. Теперь уже к зерну не прикоснется лопата.

Из завального бункера зерно зачерпываегся ковшами норий, оно проходит веялки, сушилку, снова веялку для окончательной очистки и попадает в бункер, из которого будут наполняться грузовики.

Подсчитано, что подобная комплексная механизация, проведенная по всей стране, вызовет такой же переворот как и появление комбайна, сбережет еще месяц работы 10 миллионов человек!

Кубань ныне представляет грандиозную лабораторию такой комплексной механизации. Механизированные тока появились там во всех колхозах. Оборудование их порой усовершенствовалось самими колхозниками. Немало по­добных токов появилось и в других местах.

Комплексная механизация, естественно, должна захватить все области сельского хозяйства. Идя дальше по залу, мы видим машины, механизирующие процессы соби­рания сена. Остановимся около самоходной косилки, которая, расправив свои ножи-крылья, скашивает траву на полосе в 10 метров. Она может за один час скосить траву на 5—6 гектарах. Сгребают за ней сено гигантские грабли с чуть ли не 15-метровым захватом.

Какие же вилы нужны, чтобы подобрать горы скошенного за считанные минуты сена? «Вилы-великаны» — это закрепленные впереди трактора тракторные волокуши. Они подбирают с земли сразу стог сена весом до 1 000 килограммов!

Есть на вооружении тружеников полей и стогометатель, есть и пресс-подборщик. Он на ходу собирает сено и тут же прессует его в аккуратные тюки.

В КРУГЛОМ ЗАЛЕ

Незаметно мы снова прошли весь павильон и оказываемся опять в центральном купольном зале, где собраны разнообразные комбайны: для уборки льна и свеклы, картофеля и кукурузы.

Свеклокомбайн — очень странная с виду машина, похожая на ящера, изогнувшего панцирную спину с тремя хребтами. Хребты эти состоят из бесконечных цепей, несущих стальные лапы, которые захватывают ботву и вытаскивают свеклу из земли. При этом лапа благодаря тому, что цепь с нею бежит назад со скоростью движения комбайна, остается неподвижной над ботвой, но непрерывно поднимается.

Перед нами оригинальная уборочная машина. Она не косит, не жнет, не выкапывает — она выдергивает из земли лен. Поставленные на ребра, плотно соприкасаю­щиеся бесконечные ленты семью дорожками спускаются к земле, они захватывают стебли растений и аккуратно выдергивают их из земли, точно так же как свеклоком­байн вытаскивает корнеплоды. Льнокомбайн заменяет работу десятков человек. Но, помимо этого, он обладает еще ценным свойством. Связанные им снопы льна можно сразу же отправлять на льноперерабатывающие заводы, выгоднее, чем в колхозах, как это делалось прежде.

Вот картофелеуборочный комбайн. Подкопанные им клубни вместе с землей попадают на решетчатый транспортер. Подпрыгивая на нем, они частично освобождаются от земли, после чего попадают между двумя резиновыми валками-баллонами. Здесь комья земли разминаются, и клубни выходят почти окончательно очистившимися от земли. Они снова попадают на решетчатый транспортер, который направляет их в корзину. Когда комбайнер нажимает на педаль, корзина с картофелем проваливается.

У нас механизирована не только уборка свеклы и картофеля. Механизированы их окучивание и другие операции междурядной обработки.

К услугам колхозников культиваторы и пропашные тракторы. Но если с их помощью обработаешь междурядье, то как быть с сорняками, что вырастут между ботвой в ряду?

Практика выдвинула новый агротехнический прием, облегчающий механизацию ухода за растениями. Их надо сажать точно в углах квадратов, на пересечении образующих квадрат линий. Поднимется ботва — и поле становится похожим на правильное пересечение улиц и переулков. По ним вдоль и поперек пройдут культиваторы, уничтожая сорняки, разрыхляя землю и в междурядье и в ряду. Да и не получается рядов в обычном понимании. Растение окружат со всех четырех сторон одни «междурядья». Такую посадку осуществляют специальные машины, обеспечивающие квадратно-гнездовую посадку.

Вот на стенде показана работающая квадратно-гнездовая картофелесажалка. Крутятся ее колеса, движется под ней изображающая землю бесконечная лента, бежит сбоку проволока, как бы протянутая по полю, и узлы на ней в нужный момент задевают за вилку, приводя в действие высевающий механизм. И на равных расстояниях друг от друга остаются на ленте-земле картофелины и порции удобрения.

Нельзя пройти и мимо удивительной хлопкоуборочной машины. Она собирает хлопок только из раскрывшихся коробочек.

В зале механизации хлопководства такая машина стоит с прозрачными щитами. Видно, как проскальзывают за ними растущие на хлопчатнике коробочки. Они задевают за вертикальные быстро вращающиеся зазубренные валики. Если коробочка раскрыта, то хлопок зацепится за зубцы и тотчас намотается на валик, если коробочка закрыта — зубцам нечего захватить. Машина заменяет труд десятков человек, иными становятся условия работы хлопководов, испокон веков собиравших хлопок вручную.

В специальных залах выставки посетители познакомятся с механизацией животноводства, садоводства и виноградарства. Во всех от­раслях сельского хозяйства проводится у нас единая линия - на комплексную механизацию.

ВПЕРЕД. К КОММУНИЗМУ!

Центральный круглый зал под стеклянным куполом. Две расположенные одна против другой карты рассказывают, как электрифицировано наше сельское хозяйство и как разместились по всей стране 9 тысяч машинно-тракторных станций. Наглядно ощущаешь грандиозные сдвиги, произошедшие за годы советской власти в деревне. А ведь сегодняшние итоги — это только этап нашего движения вперед. А что будет через пять, через десять лет? Попробуем представить себе этот зал выставки через несколько лет.

Справа — плуги. Сейчас они работают на очень небольших скоростях. Рабочая поверхность плужных корпусов вырабатывалась опытным путем во времена конной тяги. Трактор мог бы мчаться по полю со скоростью «Победы», но тогда земля из-под плуга вылетала бы фонтанами и ложилась не в борозду, а куда придется. Будущие почвообрабатывающие орудия будут работать на высоких скоростях. Скоростная пахота придет, как пришло скоростное резание металлов. Возможно, что плужные корпуса будут переходить в направляющие желоба, по которым «земляная стружка» будет точно подаваться в борозду.

Комбайны. Сейчас они срезают колосья, направляют их вместе с соломой в обмолачивающий аппарат. Завтра при сверхскоростной уборке урожая от этого откажутся. Уборочная машина будет мчаться по полю, пропуская через гребенки колосья. Щели этой гребенки будут вибрировать, и зерно польется из колосьев. Солому скосят потом, потерь зерна не будет. Создание такой машины не за горами.

Культиваторы, которые сейчас стальными гусиными лапами рыхлят землю и срезают сорняки, «оживут», будут отличать стебли сорняков от ботвы культурных растений. Электрический щуп даст сигнал, и сами собой выдвинутся в нужный момент дополнительные секции, чтобы прополоть рядок. Такие машины обработают поле за один проход и в междурядье и в ряду.

Электрический трактор освободится от своей привязи — кабеля. Вместо стрелы, с которой сходит сейчас кабель, появится решетчатая параболическая антенна, принимающая электрическую энергию без проводов.

Если представить все стоящие перед нами машины в действии, на большинстве из них мы увидели бы стоящих "на запятках" людей  — одного, двух, даже трех...

Завтра там встанут автоматические устройства.

Управлять машиной будет один человек — ее командир. Не найдем мы людей ни на прицепных сеялках, ни на прицепных комбайнах.

Механизированы будут все, даже мельчайшие операции, которые сегодня, казалось бы. и невозможно механизировать. Как собирать с грядок землянику? Конечно, машиной. Вчера еще не представляли, как собирать машиной хлопок или чай, сегодня уже созданы остроумные нащупывающие устройства.

Можно представить себе диспетчера будущих полей, сидящего в стеклянной кабине со всевозможными аппаратами, сообщающими ему обо всем, что происходит на полях и фермах. Он следит за графиком уборки, он управляет приборами оросительной системы, он посылает вертолеты на прополку или подкормку растений.

...Все эти изумительные машины мы сможем увидеть во «дворце машин» через несколько лет.